География История Экономика Образование Культура Личности

Городской театр


В научной и популярной литературе нет единого мнения об основании первых профессиональных театров в Саратове. Театральная энциклопедия сообщает: "Первый театр в Саратове возник в 1806 году, в 1814 году было построено первое театральное здание (играли крепостные актеры)". Почин открытия в Саратове публичных театральных представлений, как свидетельствовали некоторые дореволюционные публикации, принадлежит "А.Д. Панчулидзеву, бывшему саратовскому губернатору". Между тем один из известных краеведов Г.А. Малинин утверждал: "Первый театр в Саратове был открыт 22 октября 1803 года пензенским помещиком, надворным советником Г.З. Гладковым". Он ссылается при этом на публикацию В. Юрьева "К столетию Саратовского театра" в "Прибавлениях" к "Саратовскому дневнику" №228 от 22 октября 1903 года. В нем, в частности, говорилось, что в мае 1809 года в Саратов прибыл по высочайшему повелению генерал-майор Ратьков для ревизии казенных и общественных учреждений. Сразу по прибытии он составил реестр “запросов” к городскому управлению, среди которых значился следующий: “Имеются ли в Саратове какие-либо удовольствия публики, учреждения — театр и прочее, когда, с какого времени зачались?”

На сей “запрос” городской голова Крюков дал следующий ответ:

“В Саратове имеется театр, выстроенный в1803 году; в котором зачались комедии с 22 октября того же года. Но оный театр городу не принадлежит и доходов с него, окромя квадратных поземельных сборов, никаких в Думу не поступает. Для удовольствия ж простого народа во время Христовой Пасхи устраиваются на Хлебной площади качели и балаганы, с которых поступает в доход города 120 рублей в год”. В той же публикации В. Юрьев утверждал: "Почин открытия театральных зрелищ в Саратове принадлежит Алексею Давидовичу Панчулидзеву, бывшему в 1808-1826 годах саратовским губернатором.

Еще будучи вице-губернатором, после того как женился на М. Гладковой, А.Д. Панчулидзев сформировал из своих дворовых людей группу актеров, которые впоследствии на его домашних сценах – в городе и на даче давали драматические и комические представления, на которые приглашалась и "почтеннейшая саратовская публика".

Следовательно, первый театр в Саратове был основан в конце XVIII века в доме А. Панчулидзева (ныне здание народного суда Волжского района по улице Некрасова,17) и на его даче (ныне находится средняя школа №95). Спектакли в этом театре были бесплатные любительские. Очевидцы рассказывали, что Алексей Давидович

"всегда принимал горячее участие в репетициях и нередко прочитывал предварительно чуть не целые роли своим артистам. Немало бывало комических эпизодов при вербовке тех неуклюжих артистов из крепостных, в которых Панчулидзев видел искру таланта".

Неизвестно сколько продолжались первые театральные затеи А.Д. Панчулидзева. Уже в начале 1803 года он назначается советником Эльтонского соляного управления и полностью переключается на производственно-коммерческую деятельность. Панчулидзевский же театр переходит в ведение его родственника по жене, Г.В. Гладкова, принадлежавшему к среднепоместному пензенско-саратовскому дворянству.

"В этом театре, - утверждал В. Юрьев, - играла панчулидзевская же труппа актеров и его оркестр музыки, почему имя Гладкова – собственника театра, совершенно стушевалось, и этот театр назывался также панчулидзевским"

Несмотря на такую преемственность, между этими театрами имелись и существенные различия. Панчулидзевский домашний театр был доступен только избранной, привилегированной публике, гладковский же сразу становится общедоступным, платным. Такой качественно новый, публичный театр располагался в специально построенном здании на Дворянской улице близ присутственных мест на месте нынешнего индустриально-педагогического техникума имени Ю.А. Гагарина на улице Сакко и Ванцетти.

Внешний облик этого храма Талии и Мельпомены, как вспоминали старожилы, был "несколько странный, своеобразный". Приземистое деревянное здание, обложенное кирпичом, производило впечатление каменного. Вероятно, дабы сэкономить при постройке, оно было углублено в землю, так что зрителям партера и лож, чтобы занять свои места, приходилось спускаться вниз по лестнице. Над ложами простиралась "обширная галерея, обитая выбеленной холстиной и украшенная огромной жестяной люстрой". В небольших окнах стояли деревянные треугольники с железными "шандалами", в которые вставляли сальные свечи. Они вовсю чадили, наполняя залу едкой гарью и желтоватым светом. Подобным образом освещалась и небольшая сцена. Ее убранство, декорации и костюмы оставляли делать лучшего. И хотя театральное помещение казалось посетителям "приземистым", неуклюжим, оно "при блеске сальных свечей и звуках громкой музыки одушевлялось, приходило в сильное движение".

Репертуар публичного Саратовского театра был внушителен и разнообразен. Наглядным свидетельством тому служит "Реестр, какие пьесы назначены были для представления на театре г. Гладкова в Саратове на текущий год". В этом "реестре" дан не просто перечень идущих пьес, а четкий порядок представлений, состоящих из одного-двух разножанровых, разнохарактерных сценических произведений. Представления давались в гладковском театре с учетом различных зрительских интересов и запросов, и зачастую в один вечер показывалось сразу два спектакля: комедия и опера.

В сезоне 1806 года в гладковском театре было дано 45 представлений, в которых показано 29 комедий, 27опер, 3 драмы и 3 трагедии. Итого 61 произведение 55 наименований. Стало быть, в первом публичном саратовском театре были представлены все основные существовавшие тогда театральные жанры. Национальный же русский репертуар сразу становился достоянием широкого демократического зрителя.

Какими же творческими силами располагал театроман Гладков для воплощения столь разнообразного и многосложного репертуара? Двенадцать актеров основного состава! – что и говорить, силы невеликие, но, как утверждает один из посетителей его спектаклей, в случае надобности помещик выгонял на сцену "всю дворню свою от дворецкого до конюха и от горничной до портомойки".

О безотрадной судьбе одной из талантливейших крепостных актрис гладковского театра А.Ф. Гусевой поведал в своих воспоминаниях известный театральный деятель дореволюционной России П.М. Медведев. В юности обаятельная, разносторонне даровитая, "Агашка восхищала своим пением и игрой гостей помещика". Не угодив как-то разгулявшемуся меломану, актриса была наказана им, удалена от сцены и затем насильно выдана замуж за господского кучера. Благодаря настоятельным уговорам знакомых Гладкова не губить талант молодой актрисы помещик отпускает ее на оброк играть в вольнонаемном театре. После долгих невзгод и скитаний по провинциальным сценам она оказывается в Саратове и становится первой любимицей здешней публики. Плененные ее изумительной игрой саратовцы собирают по подписке крупную сумму и после долгих переговоров с крепостником выкупают Агафью Фроловну Гусеву на волю. Благодарная актриса еще многие годы восхищала земляков своим редким дарованием.

Среди подневольных актеров гладковского театра было немало даровитых людей. Артисты общедоступного саратовского театра многое могли и еще больше старались сделать. Ведь им было и перед кем раскрыть свои способности. В иных усадебных театрах их собратья работали для кучки пресыщенных толстосумов. К Гладкову же ходили, в основном, чиновники, мещане, работный люд и учащаяся молодежь. Интерес к театральным зрелищам возрастал. Первый общедоступный театр в Саратове существовал недолго. Уже в 1807 году, добившись разрешения губернатора, Гладков сооружает в Пензе небольшое театральное здание и перемещает туда свои представления. Часто ли использовалось под зрелища гладковское театральное помещение в Саратове, неизвестно, но и в 1809 году оно еще стояло, облагалось поземельным налогом и лишь позже было снесено или уничтожено пожаром.

На смену театру Гладкова пришел подобный театр Панчулидзева. В 1810 году Панчулидзев “на свой счет” выстроил на пыльном пустыре близ Верхнего базара небольшой деревянный театр с небольшим залом, с партером, амфитеатром, двумя ярусами и ложами для начальства. Вмещал зал около 250 человек. Театр Панчулидзева дал окрестному пространству пышное название “Театральной площади”. Труппа губернатора из крепостных играла в нем 15 лет. Однако в этом театре наряду с крепостными играли уже и “вольные” артисты. Иногда Панчулидзев предоставлял сцену любительским спектаклям в исполнении почитателей искусства из чиновников. Первоначально представления давались лишь по воскресеньям и праздникам, а потом — два-три раза в неделю. Известны даже первые цены на билеты: от двух рублей ассигнациями в партере, до трех пятаков на галерее.

Театральный “сезон” приходился на время с декабря до начала великого поста (приблизительно до первых чисел марта). На этот период саратовские помещики съезжались в Саратов из своих имений — вслед длинным обозам с припасами, памятуя не только о духовной пище в месяцы метелей и морозов.

Это здание театра простояло 49 лет, благополучно уберегшись от пожаров, эпидемических треволнений и прочих многочисленных в те времена бед. После смерти А.Д. Панчулидзева театр был приобретен П. Соколовым, продавшим его через два года Шеньяну, который сдал его антрепренеру И.Ф. Болеславскому, затем театр перешел к Н.И. Залесскому и к “особой дирекции”.

Сохранились свидетельства о внешнем облике панчулидзевского театра и его внутреннем устройстве:

“Здание совсем не походит на храм... Музыка плоха, освещение слабо. Беда поместиться под люстрой: ненавистные сальные свечи окапают вас с головы до ног” (Беккер, 1842). “Посреди площади стояло низенькое деревянное здание в виде старого расплюснутого гриба с крышей, покрытой зеленоватой плесенью” (П.М. Медведев, 1858). “Небольшой грязный зал освещался десятью или двенадцатью масляными лампами, отчего в креслах и глубине лож царствовала тьма... Кусок дырявой, некогда раскрашенной холстины беспорядочно болтался то туда, то сюда, изображая занавес” (Воронов, 1855).

В середине прошлого века неизвестно кем было сочинено шуточное стихотворение про наш город. В нем были строки, посвященные местному храму Мельпомены:

Здесь есть и театр — он с виду страшен
и мохом древности оброс.
От сотворенья не был крашен,
И ветер ходит в нем насквозь.
Что год — то новая подставка.
Не бойтесь — он не упадет.
И по крыльцу хоть вьется травка,
Но безопасен главный вход.
Дают “Аскольдову могилу”,
И “Цампа”, “Рощин” ни о чем.
А как балеты не под силу,
То заменяют казачком...

В репертуаре старого театра были также гоголевский “Ревизор”, “Урок дочкам” и “Модная лавка” — крыловские комедии, водевиль Шаховского “Казак-стихотворец”. Известна афиша, извещавшая публику, что “с дозволения начальства на саратовском театре 1817 года ноября 21 дня в среду будет представлена “Наталья боярская дочь”. Героическая драма в 4-х действиях с хорами. Сочинение Сергея Глинки”.

С каждым сезоном здание театра ветшало, театральный зал перестал вмещать всех желающих попасть на спектакли. В 1859 году дирекция театра нашла старое здание “слишком уж обветшавшим и небезопасным для представлений”, почему решено было старый театр сломать и выстроить на этом месте новый — большой деревянный. За один строительный сезон усилиями театралов-помещиков А.А. Столыпина, И.П. Зотова и И.А. Кропотова был выстроен новый деревянный театр на 750 мест. 30 августа 1860 года в нем начались представления. Но просуществовало новое здание недолго, сгорев до основания в 1862 году. Местный старожил И.Я. Славин меланхолически комментирует в своих мемуарах:

“С этим пожаром отошел в область исторических воспоминаний последний отзвук меценатства былых времен...”

Но не мог обойтись без стационарного театрального здания быстро растущий Саратов, и театральный комитет под давлением общественности принимает меры к сооружению нового театра. Поначалу под городской театр предлагалось приспособить каменный дом генерала Унковского, расположенный на Большой Кострижной улице (ныне здание лицея им. Ю. Гагарина на улице Сакко и Ванцетти). Городская дума, рассмотрев это предложение, сочла его несостоятельным ввиду того, что реконструкция здания обойдется городу в 40 тысяч рублей – за эти средства лучше построить новый городской театр на прежнем месте.

Постановили: взять необходимую сумму в 60 тысяч рублей из 770 тысяч городского капитала. Это решение со 169 подписями, утвержденное губернатором, было направлено в Министерство внутренних дел. Оттуда немедля прислали изъяснение губернскому начальству, что разделяют мнение горожан о необходимости сооружения в Саратове здания театра, но находят не совсем удобным относить строительство за счет городских средств и предлагают изыскать для этого другие источники – частные или общественные. Губернатор в феврале 1863 года направляет в министерство новое ходатайство, в котором еще раз указывает, что городское общество не видит других возможностей к строительству здания, кроме заявленных ранее, ибо жители города еще помнят недавние сборы средств на постройку сгоревшего театра и будут возмущены новыми поборами. Губернатор просил разрешения израсходовать на устройство театра хотя бы 30 тысяч рублей городского капитала, обязуясь вторую половину необходимой суммы пополнить частными пожертвованиями.

На это последнее ходатайство пришло распоряжение министра внутренних дел, что государь император 26 апреля 1863 года

"высочайше повелеть соизволил: разрешить саратовскому городскому обществу употребить сорок тысяч из принадлежащего городу Саратову запасного капитала на устройство с соблюдением установленных правил, здания для театра с тем, чтобы здание это составляло собственность города и чтобы заботливость об извлечении из оного возможно больше выгод в пользу городских доходов лежала на ближайшей ответственности городского общества".

Долгожданное, выстраданное разрешение было с оптимизмом встречено саратовцами. 19 декабря 1983 года была утверждена разработанная архитекторами К. Тиденом и А.М. Салько проектная документация, а весной 1864 года состоялась закладка театра. Как и следовало ожидать, ассигнованных 40 тысяч рублей оказалось недостаточно, и вскоре решено было выделить дополнительные средства. Окончательно строительство и оборудование здания театра обошлось в 79780 рублей 45 копеек и было завершено в рекордно короткий срок – за один год.

Новый городской театр был признан "самым красивым из всех провинциальных театров". Построенный "по образцу Мариинского, он восхищал очевидцев своей простотой и изяществом". По воспоминаниям одного из завсегдатаев театра,

"значительной части публики, пришедшей сюда из тесных жилищ, зрительный четырехярусный зал кажется колоссальным, вроде миланского Ла Скала, или лондонского Ковент-Гардена, и ослепительно светлым. В особенности после египетской тьмы, царящей на базарной площади. Как все торжественно и празднично, как все по-домашнему…" Газета “Саратовский справочный листок” так описывает новый городской театр в 1865 году: “Внутренняя отделка соединяет в себе так не часто встречаемые простоту и изящество. Золотые украшения по гладкому белому фону приятно поражают зрение, рисунки украшений безукоризненны. Мебель приличная, освещение удовлетворительно и щеголевато — в 120 стеариновых свечей в хорошеньких золоченых бра”. В дальнейшем, до устройства собственной электростанции в 1895 году, театр освещался 78 семилинейными лампами.

14 июня 1865 года в городской думе был рассмотрен вопрос о "необходимости известить желающих содержать театр "о том, что театр построен". В саратовском "Справочном листке", "Московских ведомостях", петербургской "Северной почте", астраханских, самарских, казанских, нижегородских и пензенских газетах появилось объявление:

"Саратовская городская дума приглашает желающих снять в аренду вновь построенное каменное здание театра в городе Саратове, со всеми к нему принадлежностями, как-то: декорациями, лампами и люстрами. Здание устроено по образцу новых театров".

Хроника театральной жизни того времени ярко повествует о мытарствах антрепренеров Шехтеля, Берга, Никитина, Воронова, Лихачева, Куприянова и других, еле сводивших концы с концами. Зрители были недовольны труппой и репертуаром, дума требовала дохода. Каждый из бедняг, согласившихся подписать с городским управлением пятилетний контракт, выдерживал не более двух сезонов.

В 1890 годах в театре наряду с драматическими спектаклями прочно обосновывается опера. Местные и приезжие труппы ставят “Жизнь за царя”, “Руслан и Людмила” и другую русскую классику. В разные годы на сцене театра играли выдающиеся оперные и драматические артисты, перечень которых составил бы длинный список. Некоторые, лучшие из лучших, упомянуты в заметках о саратовском театре Г.А. Малинина. Это В.Н. Андреев-Бурлак, Н.Т. Иванов-Козельский, В.Ф. Комиссаржевская, К.И. Яковлев и другие.

Городской театр принимал и многочисленных гастролеров. В 1891 году на сцене театра состоялся концерт балалаечников под управлением Андреева. В 1897 году в театре демонстрировался синематограф Люмьера — всего через год после показа первой ленты в Париже.

С 1897 года на сцене городского театра играл Василий Иванович Качалов — в труппе “Казанско-Саратовского товарищества артистов”. Первую значительную роль, роль Годунова в драме А. Толстого “Смерть Иоанна Грозного”, Качалов получил, как часто это бывало в то время, благодаря случаю — болезни главного исполнителя Агарева. Три года молодой талант блистал на саратовской сцене, откуда в 1900 году был приглашен во МХАТ.

История театра — это во многом история постоянных склок и взаимных упреков содержателей здания — городского управления — и антрепренеров — организаторов театрального дела и нанимателей труппы.

Саратовские газеты пространно комментировали претензии последних: здание плохо обогревается, ретирады очищаются несвоевременно, помещения под реквизит и декорации нет. Все время испрашивались у думы ассигнования на ремонт печей, освещения, вешалки, буфета. С другой стороны сыпались упреки антрепренерам: дело ведется неумело, зрители высказывают недовольство.

“Нельзя ли лучше подметать сцену городского театра? — вопрошает “Саратовский дневник” в 1897 г. — Рушатся ли храмы и дворцы, танцует ли балет, откидывает ли ногой свой шлейф примадонна — всегда поднимается пыль”. Или: “В дни праздников билеты в театр можно получить, только простояв в очереди час-полтора, что, кроме наплыва публики, объясняется несвоевременным открытием кассы и частыми разговорами работников”.

С постройкой собственной электростанции (в связи с чем управа установила налог по 5 копеек на билет) отмечалось “частое мигание и потухание электричества...”.

Были, однако, и светлые периоды в жизни городского театра. В 1900 году его принял опытный режиссер Н.И. Собольщиков-Самарин, при котором дела пошли хорошо: в думу исправно поступал оговоренный контрактом доход, труппа была подобрана неплохо, репертуар выбран со вкусом, публика довольна. Антрепренер сумел добиться ассигнований на ремонт и привел здание в порядок. Впоследствии он вспоминал:

“Городской театр небольшой по размерам, но удивительно уютный и привлекательный. Зрительный зал, в позолоте, обитый малиновым плюшем, был такой милый, теплый и гостеприимный, что я вошел в него как в гости к старому любимому дедушке. Низенькие коридоры, в них печи. Славные печи, отлично обогревающие старый театр...”.

На сцене театра ставились пьесы Островского, Гоголя, Грибоедова, Писемского, Чехова; Горького, а также произведения Шекспира, Шиллера, Лопе де Вега и многих других классиков драматургии. Репертуар саратовской оперы был не менее представительным: Чайковский, Мусоргский, Бородин, Римский-Корсаков, Вагнер, Верди и другие.

Труппа театра в начале XX века считалась одной из самых сильных в российской провинции, вызывая законную гордость горожан. Тот же Собольщиков-Самарин, известнейший антрепренер, режиссер и артист, исколесивший всю Россию и знавший всю ее театральную подноготную, свидетельствует:

“За огромное счастье каждый провинциальный деятель считал, если ему удавалось получить ангажемент в Саратов...”.

В 1880—1890-х годах возникал вопрос о расширении театра. В 1894 году такой проект был выполнен С.И. Тихомировым. Но на этом дело заглохло. Через десять лет снова заговорили о строительстве нового здания для театра. Были проекты, споры о месте постройки, однако на этом все и закончилось. В июле 1918 года постановлением исполкома Саратовского Совета театр был национализирован и 1 октября оперой Н.А. Римского-Корсакова “Снегурочка” начал новый период своей жизни. Через год театру было присвоено имя Н.Г. Чернышевского. 1 ноября 1928 года на сцене театра прозвучала опера “Золотой петушок” Н.А. Римского-Корсакова. Этой постановкой был открыт в Саратове постоянный театр оперы и балета. Перед войной газета “Правда” писала, что он “стал одним из лучших театров областных центров”.

Здание городского театра, в советское время театра оперы и балета им. Н.Г. Чернышевского, немного не достояло до своего столетия. Оно было капитально реконструировано к 1962 году, приняв тот облик, что хорошо знаком нынешнему поколению саратовских жителей.

Использованные материалы:
- Дьяконов В.А. Первый общедоступный театр в Саратове. - Саратовское Поволжье в панораме веков: история, традиции, проблемы. Материалы IX межрегиональных научных краеведческих чтений 7-8 апреля 2000 года. – Саратов: Издательство Саратовского университета, 2000.
- Семенов В. В старину саратовскую. - Саратов: Региональное Приволжское издательство "Детская книга", 1994.

© Молодежный Информационный Центр, Центральная городская библиотека г. Саратова
Использование материалов со ссылкой на источник.
Hosted by uCoz