География История Экономика Образование Культура Личности

ТЮЗ


“Первый”, “впервые” — эти слова часто встречаются в “биографии” Саратова. Семьдесят лет назад в нашем городе появился первый в стране стационарный детский театр. Восстановить его историю в подробностях трудно. Мало сведений сохранили архивы, чуть больше газеты и журналы, почти не осталось свидетельств и воспоминаний очевидцев. Но попробуем собрать все воедино...

1918 год. Вместе со всей Республикой Советов по новому времени живет Саратов. Мир, война, земля, хлеб... В этом же ряду ставится вопрос о воспитании нового человека, которому предстоит жить в мире добра и справедливости. Для будущих граждан этого мира восходит “новая заря искусства”. В Саратове при губернском отделе народного образования возникает отдел искусств. На одном из первых его заседаний, в начале марта, предлагается создать специальный театр для детей.

Идея принадлежала председателю отдела искусств Дмитрию Николаевичу Бассалыго. Основатель саратовского театра для юных зрителей родился в 1884 году в Белоруссии в крестьянской семье. Получил высшее образование, в 20 лет стал членом РСДРП, сражался на баррикадах первой русской революции, участвовал в работе V съезда партии, в Лондоне, где впервые встретился с В.И. Лениным. Так складывалась биография профессионального революционера. Позже Дмитрий Бассалыго учился в I студии Московского Художественного театра у К.С. Станиславского, два года служил в труппе Малого театра, печатал в “Правде” статьи о рабочем театре. В 1915 году снимается в нескольких фильмах на кинофабрике А.А. Ханжонкова, работает помощником известного русского кинорежиссера Е.Ф. Бауэра и, наконец, сам снимает фильм “Из мрака царизма к сиянию свободы”.

Наступил 1917 год. По мобилизации Бассалыго попадает в Саратов и сразу становится организатором солдатского театра “Революция”, работает актером и режиссером.

2 марта 1918 года на Большой Казачьей улице в доме №26 возник отдел искусств, созданный по инициативе Бассалыго. Он же 5 марта был избран председателем отдела и заведующим драматической секцией. Через год Бассалыго назовет работу отдела искусств “нервной, клокочущей, сложной, трепещущей, полной ярких вспышек”. Такой была и художественная жизнь Саратова. Создается комиссия по охране памятников старины, Боголюбовское рисовальное училище превращается в Свободные художественные мастерские, проходят выставки, концерты, диспуты, вечера коллективного творчества. Поэт-футурист Василий Каменский выступает с чтением поэмы “Стенька Разин”. Бурно празднует Саратов первую годовщину Октября, открываются памятники борцам революции, Чернышевскому, Радищеву.

“Старый сценический деятель” (так Бассалыго иногда подписывал свои статьи) верил в силу театра, “соединяющую людей в общении восторга и разумения, ликования и скорби, решительности и надежды”. С апреля 1918 года он начинает в Саратове национализацию зрелищных предприятий. Национализация шла в несколько этапов по плану, разработанному отделом искусств, шла с трудностями, встречая недоумение, а часто и сопротивление, но Бассалыго настойчиво добивался задуманного: убеждал, выступал, агитировал, вполне понимая, что успех будет зависеть не от волевых усилий, а оттого, насколько сознательно пойдут по новому пути деятели театра.

К осени были реорганизованы на новых началах старые театры Саратова — Городской и Общедоступный, получивший имя К. Маркса. Возникла оперная труппа имени Н.А. Римского-Корсакова. К первой годовщине Октября открылся “чисто-пролетарский народный театр имени Фридриха Энгельса”, председатель отдела искусств был назначен главным режиссером, но с режиссерскими обязанностями справляться не успевал, зато с успехом выступил как актер.

12 декабря 1918 года в Москве Наркомпрос провел особое совещание по театральным вопросам под председательством А.В. Луначарского. В нем вместе с К.С. Станиславским, В.И. Немировичем-Данченко, В.Э. Мейерхольдом, А.Я. Таировым участвует Д.Н. Бассалыго. Он докладывает о работе Саратовского отдела искусств. Нарком просвещения с одобрением отозвался об опыте Саратова, Бассалыго были даны полномочия на организацию подобных отделов по всем губерниям Поволжья.

Деятельность Бассалыго по-разному оценивали в Саратове. Кому-то не нравилась его самостоятельность, кто-то недоумевал, почему он не опешит порывать с традициями старого театра, ориентируется на классический репертуар, поддерживает профессиональных актеров, упорно отказывается давать бесплатные пропуска в театры чиновникам отдела народного образования.

Однако главный итог его пребывания в нашем городе точно, на наш взгляд, сформулировал театральный критик и журналист Н.М. Архангельский:

“Бассалыго саратовский театр обязан многим, и, между прочим, тем, что среди общего распада театрального дела саратовский театр сохранил прочность и затем стоял все время крепко и был одним из лучших театров провинции”.

Для будущего детского театра Бассалыго сам выбрал удобное здание. Оно находилось в центре города, рядом с садом “Липки” и принадлежало некогда купцу Очкину. В 1917 году там помещался солдатский театр “Революция”.

На здание оказалось немало претендентов. Вопрос о его возможном использовании бурно обсуждался на заседаниях Отдела искусств, Совета народного образования. Многих смущала кажущаяся “неопределенность планов тов. Бассалыго” по поводу открытия детского театра. Не лучше ли организовать в здании мастерские рабочего политехникума? Или гарнизонный театр, как в срочном порядке требовал губвоенкомат?

Если учесть разобщенность тогдашних советов, отделов, подотделов, помноженную на революционный энтузиазм, тo становится ясным, каких усилий стоило Бассалыго отстоять здание. Председатель отдела искусств остался тверд даже тогда, когда рабочие Сергиевского и Ильинского районов, просившие помещение под клуб, пообещали несколько раз в неделю играть спектакли для детей своими силами. На заявлении читаем резолюцию:

“Ввиду огромного значения театра Ленина для детского воспитания и его утверждения в центре... театр предоставлен не может быть при самом горячем желании содействовать рабочим организациям”.

И еще один интересный документ за подписью Бассалыго удалось найти в архиве:
ДОКУМЕНТ
“Совету Народ. Образ, неоднократно я докладывал, что театр Революции с 1-го сентября будет детский бесплатный театр для школьников. Это будет 1-ый театр всей Советской России, ставящий перед собой задачу дать детям бедняков разумное и красивое развлечение и воспитание, что будет чрезвычайно содействовать развитию их и приобщению к нашим коммунистическим идеям...”

В этих строчках сформулирована, по сути, программа детского театра.

Летом здание театра ремонтировалось. Подбиралась труппа, изыскивались финансы, оборудовался склад бутафории и грима, библиотека, мастерская для театральных художников.

Пока в Саратове шли приготовления, в Петрограде открылся передвижной Детский театр. Просуществовал он, правда, очень недолго (с 15 июня по 28 июля), не имел своего помещения, ставил не спектакли, а концертные программы. По календарному сроку Петроград опередил Саратов, что же касается серьезности замысла, определенности будущей воспитательной программы, то саратовский детский театр, несомненно, может считаться первым среди стационарных театров для детей. Совершенно справедливо было замечено в одной из работ, посвященных истории детского театра, что “невозможно назвать ни один из возникших в начале 20-х годов театров для детей, который с такой отчетливостью с первых же шагов прочертил революционную направленность пути”.

Открытие театра, планировавшееся 1 сентября, задерживалось. Зимний сезон уже начался в Городском театре, в театре имени Карла Маркса. И вот в журнале “Художественные известия” появился анонс:

“В пятницу 4 окт. Отд. Искусств открывается в Саратове бесплатный (для детей пролетариата и крестьян) Советский драматический школьный театр имени вождя рабоче-крестьянской революции В.И. Ленина”. Афиши сообщали, что “труппою драматических советских артистов будет представлена “Синяя птица”, пьеса в 7 картинах. Начало спектаклей в 5 часов по нов. врем. В антрактах играет оркестр военной музыки...”

Мы с вами последуем за первыми зрителями на представление “Синей птицы”, но остановимся на минуту, чтобы выяснить, какая труппа играла в театре имени Ленина. Если сравнить список участников первого спектакля с более поздним составом труппы, то бросается в глаза, что они совершенно разные, повторяются только несколько фамилий. В чем же дело?

Труппа будущего театра формировалась с немалыми сложностями. Мысль о том, чтобы играть специально для детей, многим актерам казалась весьма сомнительной. Никто не знал, как это нужно делать. “Синюю птицу” сыграли единомышленники Д.Н. Бассалыго, большинство из них начинали еще в театре “Революция”, а летом 1918-го вместе играли на открытой площадке в парке Вакурова.

Судя по газетным объявлениям и воспоминаниям Бассалыго, постановка “Синей птицы” была осуществлена на открытой площадке парка Вакурова еще в июле 1918-го — режиссером Александром Игнатьевичем Каниным.

Саратов — город, в котором Канин родился и впервые вышел на сцену как профессиональный актер. Из Саратова уезжает в Москву, чтобы поступить в студию Художественного театра и потом начать долгий путь режиссера и актера. Судьба несколько раз возвратит его в родной город. В Саратове он встретит революцию и проработает шесть лет, которые станут, пожалуй, одной из самых ярких страниц его биографии.

Председатель отдела искусств Д.Н. Бассалыго приобрел в лице Канина талантливого и энергичного помощника. Прекрасно знавший, что такое частная антреприза, Канин поддержал идею национализации и вскоре стал главным режиссером всех национализированных театров. В течение 1918 года Канин довольно тесно общался с Бассалыго. Их многое сближает: оба прошли школу русского реалистического театра, учились у К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко, оба по-настоящему любили и знали театральный мир, были людьми увлекающимися, деятельными.

Летом 1918 года Канин поставил несколько спектаклей с участием Бассалыго, сыгравшего Морица Егера в “Ткачах” Гауптмана, Савву Тропинина и Анатэму в пьесах Л.Н. Андреева. Во второй половине июля на сцене летнего театра-парка была сыграна “Синяя птица” М. Метерлинка — феерия в 6 действиях и 7 картинах.


Советская власть, несмотря на тяжелейшее положение в городе, дала детям, “детям подвалов, детям бедноты и горя, не видевшим радости счастья”, возможность приходить в театр. Право на бесплатное посещение имели дети и подростки до 16 лет. “Дети горя и нужды... теперь будут не только одеты, сыты и чисты, но и будут воспитываться на шедеврах искусства!” — писала газета.

У только что родившегося театра было много проблем. Но самой сложной стал репертуар. Вопрос о будущих постановках стали обсуждать задолго до открытия театра. Специальной драматургии, адресованной детям, практически не существовало. От представлений типа “Среди цветов” и сусальных рождественских сказок театр для детей пролетариата и крестьян сразу отказался. Решено было ориентироваться на классику. “Вечные” пьесы выручали в те годы не только детский театр. Гоголь и Островский, Шиллер и Мольер оказались нужными н понятными новому зрителю. Другим источником утоления репертуарного голода стали инсценировки хорошей детской литературы.

Как же формировался репертуар? По какому принципу выбирались классические пьесы и инсценировки? Совсем немаловажным было тогда рассмешить, развлечь маленьких зрителей, заставить их улыбаться, переживать вместе с героями спектакля удивительные приключения. Театр открывал дорогу в прекрасный мир, в котором добро всегда побеждает зло. И трудно определить ту грань, где кончалось “разумное и красивое развлечение” и начиналось воспитание. О воспитательных задачах театра говорить тогда не очень-то умели, однако зрители поняли, для чего в голодном городе открыт для них бесплатный театр. “Пусть дети вынесут из театра хорошие, честные мысли”, — писал четырнадцатилетний мальчик.

За “Синей птицей” последовал “Ревизор”. Комедия Гоголя детям понравилась, и, как заметил рецензент, “они быстро улавливали юмористические положения действующих лиц и рассыпались звонким смехом, в котором чувствовалась свобода и независимость детского мира” (Известия, 1918, 17 октября). Первой инсценировкой на сцене театра имени Ленина была “Хижина дяди Тома”. Сохранились две рецензии на этот спектакль. В “Известиях Саратовского Совета” некий С. Доков сетовал на неудачную инсценировку (“несколько как попало вырезанных сцен”), недостаточную срепетированность. Однако общий тон отзыва был благожелателен: несмотря на недостатки этого спектакля, в целом театр “служит делу воспитания пролетарской детворы”.

Судя по количеству постановок, большой популярностью пользовался спектакль по “Принцу и нищему” Марка Твена. Подробных сведений о нем не сохранилось, в рецензии отмечалась лишь актриса Орловская в роли принца да реакция переполненного, по обыкновению, зрительного зала. В феврале были поставлены “Дети капитана Гранта”. Для самых маленьких шла сказка “Волшебный бочонок”.

Репертуарные поиски ограничивались и стесненным финансовым положением театра. Не было приспособлений для постановки на сцене сказочных чудес, для всех саратовских театров работает одна общая декорационная мастерская, однако почти все рецензенты отмечают, что “декорации и обстановка были недурны”. Что же касается появления в репертуаре театра имени Ленина спектаклей для взрослых, которые начали играть в 20-х числах октября, то они не были проявлением какой-то непоследовательности в организации театра.

Дело в том, что вся система национализированных отделом искусств театров и зрелищных предприятий действовала на хозрасчете. Следовательно, чтобы играть бесплатно для детей, необходимо было получать финансы от других театров или добывать их самим. Взрослые спектакли играли вечером вслед за детскими, начинавшимися в пять и кончавшимися около восьми. В пояснении к финансовой смете читаем: “Этот театр находится в особых условиях. Он предназначен исключительно для постановок бесплатных детских спектаклей, имеет громадное воспитательное значение, почему в этом театре платных спектаклей ставится только три в неделю”.

Интересно, что сами зрители не видели противоречия в сочетании взрослых и детских спектаклей: “тем самым имеется возможность отцу и сыну считать театр своим, своею школою, где, наряду с необходимым отдыхом после труда, незаметно вырастает мощная культура духа”. Так писали рабочие одного из заводов в “Красную газету”, когда по городу разнеслись слухи о прекращении спектаклей для взрослых.

Репертуар, который предлагался на вечерних спектаклях, был довольно обычным для театров тех лет. В нем сочетались русская и западная классика (“Поздняя любовь”, “Лес” А.Н. Островского, “Идиот” Ф.М. Достоевского, “Потонувший колокол” Г. Ибсена), молодые мелодрамы (“Судебная ошибка” Д. Эннери, “Сиротка Хася” Я. Гордина), популярные тогда пьесы Н.А. Потехина (“Нищие духом”), И.В. Шпажинского (“В старые годы”), Чирикова (“Лесные тайны”).

В декабре 1918 года детский комитет, организованный Бассалыго, поднимает вопрос об организации при театре драматической студии, “задачей которой явилось бы непосредственное выявление сил и способностей юнцов на сцене”. По мнению историков детского театра, эта студия стала родоначальницей всех последующих студий при тюзах. Экзамен в студию выдержали 79 учеников, показавших себя “способными и интересующимися сценической наукой”. Занятия начались 27 ноября, 22 февраля был сделан еще один набор. Преподавали в студии актеры театра (Черник, Токарский, Булдаков, Синицын, Водбальский, Немиров) и несколько приглашенных. Занятия — 40 часов в неделю по специальным (дикция, пластика, пение, музыка) и общеобразовательным (русская литература, история театра и драматургии) дисциплинам.

Интерес к детскому театру перерастал в интерес к детскому творчеству вообще. В апреле 1919 года детский комитет театра Ленина ходатайствует перед отделом искусств об организации подотдела, который занимался бы эстетическим воспитанием, всесторонним развитием личности ребенка. Задумано издание журнала “Детская правда” (несколько номеров издано в 1923 году).

О саратовском “тюзе” было известно в Петрограде и Москве. Д.Н. Бассалыго во время поездки туда осенью 1918 года рассказывал о театре А.В. Луначарскому, А.М. Горькому, интересовался, как обстоят дела с организацией подобных театров и с сожалением писал в своем отчете о поездке: “Роль столичных учреждений свелась к устройству разных театров “Петрушки”, а в то же время — бесплатного детского театра в столицах нет” (Художественные известия, 1918, №24).

Театр имени Ленина работал — с успехами, ошибками, радостями, неудачами. Не будем забывать, что был он первым и учиться было не у кого. Отдел искусств планировал его деятельность на сезон 1919/20 года, приглашал актеров, подбирал репертуар. Но истории его как театра для детей в следующем сезоне не суждено было продолжиться. Однако сама идея детского театра, воспитания с его помощью и его средствами скоро нашла в Саратове продолжение.

Театр для детей еще не раз будет возникать в Саратове: сначала — как Детский театр Высших государственных мастерских театрального искусства и “Молодая группа” при театре имени Н.Г. Чернышевского. В начале 1930-х этот театр станут называть тюзом. В 1944 году начнется биография тюза Ю.П. Киселева.

Использованные материалы:
- Савельева Е. "Синяя птица" 1918 года. - Годы и люди. Вып.6 - Саратов: Приволжское издательство "Детская книга", 1992.

© Молодежный Информационный Центр, Центральная городская библиотека г. Саратова
Использование материалов со ссылкой на источник.
Hosted by uCoz