География История Экономика Образование Культура Личности

Саратовская ученая архивная комиссия


Декабрьским вечером 1886 года на квартире у саратовского губернатора Алексея Алексеевича Зубова было многолюдно. Здесь собрались представители местной интеллигенции для учреждения в Саратове ученой архивной комиссии. Губернатор обратился к собравшимся с такими словами:

“Милостивые Государи! Я не буду останавливаться на выяснении потребности открытия Саратовской ученой архивной комиссии. Наша историческая наука так молода, территориальное пространство государства так велико, ученые силы так разбросаны, что еще много и много труда и усилий целых поколений потребуется, чтобы можно было представить в настоящем свете, со всей ясностью и возможной потребностью, прошлые, исторические судьбы нашего отечества. История общерусская и притом история не государства только, но и народа, возможна лишь в том случае, когда предварительно будет создана и закончена история местная, областная”.

Саратов стал шестым городом России после Твери, Рязани, Тамбова, Орла и Костромы, где стала возможной деятельность научного исторического общества.

Появление архивных комиссий в России связано с именем Николая Васильевича Калачова (1819-1885), саратовского дворянина, русского историка, юриста, археографа и архивиста. Закончив юридический факультет Московского университета, он работал сначала в археографической комиссии в Петербурге, затем — профессором кафедры истории русского законодательства при Московском университете. Участвует в подготовке реформы 19 февраля 1861 года (как член редакционной комиссии), судебной реформы 1864 года, в 1865-1885 годах возглавляет Московский архив Министерства юстиции, является основателем и первым директором археологического института в Санкт-Петербурге.

Еще в октябре 1885 года Николай Васильевич Калачов намеревается быть в Саратове “между 18 и 20 числами”, чтобы лично присутствовать при открытии архивной комиссии. Но 14 октября Зубов получает от него со станции Ртищево телеграмму: “Уведомляю ваше превосходительство: отправляясь из Москвы в Саратов, дорогой заболел серьезно. Лежу. К назначенному сроку в Саратове быть не могу”. Болезнь Калачова прогрессировала, он с трудом добрался до своего имения в селе Волхонщина Сердобского уезда, где умер 25 октября.

Со смертью Калачова открытие в Саратове ученой архивной комиссии откладывается на целый год и первое общее собрание “местных любителей старины” состоялось только 12 декабря 1886 года. На квартире губернатора в этот день собралось девять человек — люди разных профессий и разного общественного положения, но их всех объединяла любовь к родному краю, горячее желание сделать все для пробуждения общественного самосознания, нашего исторического прошлого.

Первым председателем комиссии был избран Адольф Андреевич Тилло (1846-1918), саратовский вице-губернатор. Много сил он отдал организационному становлению комиссии, оказывал постоянную моральную и материальную поддержку.

Огромный авторитет в кругах местной научной общественности имел мировой судья Аткарского и Саратовского уездов Александр Николаевич Минх (1833-1912). Он вырос в военной дворянской семье. С 1840-х годов он жил в своем имении — селе Колено Аткарского уезда Саратовской губернии. Не имея специального высшего образования, он обладал особым даром исследователя, огромной работоспособностью, в совершенстве знал иностранные языки: французский, английский, немецкий. Круг его исследовательских интересов широк и многогранен. Его статьи по экономике, географии, военной истории, истории Саратовского края публикуются в местной периодической печати, а также многих научных изданиях России.

“Историко-географический словарь Саратовской губернии (уезды Камышинский и Царицынский)”, основной труд А.Н. Минха, до сих пор является настольной книгой историков, краеведов, архивистов, занимающихся историей края. “Подобное издание имеет право на признание всей России”, — так отзывался о работе Минха его современник, известный историк и тоже его земляк Даниил Лукич Мордовцев.

О действительном статском советнике Александре Ивановиче Шахматове (1826-1896), потомственном саратовском дворянине, современники писали: "Он был одним из типов того старого русского дворянства, гордого своей родовой стариной, который считал истинной дворянской честью безвозмездное служение родине и родному краю". Многочисленные служебные и общественные обязанности Шахматова – член саратовской губернской земской управы, один из организаторов в 1868 году в Саратове сельскохозяйственной выставки, почетный блюститель женской (Мариинской) гимназии и, наконец, саратовский уездный предводитель дворянства – не мешали ему заниматься своим любимым детищем "Историческим очерком Саратова и его округи". В этом труде впервые были собраны и систематизированы все известные к тому времени первоисточники о городе. Многое сделал Шахматов и для открытия в Саратове научного исторического общества.

Землевладельца Михаила Викторовича Готовицкого саратовские краеведы знали как прекрасного лингвиста, свободно читающего арабские и татарские надписи. Выпускник Лазаревского института восточных языков в Москве, он с блеском защитил диссертацию на кафедре арабской словесности, получив золотую медаль. Один из первых обратил внимание местных исследователей на происхождение названия Саратов, принимал участие в работе VIII Археологического съезда в Москве в качестве депутата от Саратовской архивной комиссии и Саратовского статистического комитета.

Сын саратовского священника Николай Степанович Соколов (1859-1890) служил секретарем Саратовского статистического комитета. Окончив некогда местное духовное училище и семинарию и став студентом Петербургской академии, Соколов заинтересовался историей раскола, досконально изучил местные и центральные архивы. Он подготовил и защитил диссертацию “Раскол в Саратовском крае”, получил ученую степень магистра богословия. Умелый организатор, человек обширных и многосторонних познаний, он на первом же заседании был избран правителем дел комиссии.

Особая роль в становлении комиссии принадлежала саратовскому губернатору Алексею Алексеевичу Зубову (1838-1904). В течение двух лет он вел непрерывную переписку с Министерством внутренних дел и народного образования, дирекцией Археологического института в Петербурге, добиваясь скорейшего открытия ученой архивной комиссии в Саратове. Только благодаря его энергии и настойчивости, все земства и города губернии выделили на поддержку деятельности комиссии в первый год ее существования 1650 рублей — факт единственный во всей России.

А.А. Зубов добился для комиссии бесплатного помещения в здании губернских Присутственных мест. В дальнейшем он сумел привлечь к работе в комиссии не только лучших саратовских краеведов, но и ведущих профессоров и ученых Москвы, Петербурга, Казани, Новороссийска.

По положению все губернские архивные комиссии должны были заниматься выявлением, сохранением, описанием архивных документов, пропагандой исторических знаний, изданием краеведческой литературы, а также собиранием различных древностей края, которые со временем могли бы образовать исторический музей.

Начало музейным коллекциям положили материалы самих членов комиссии, а также пожертвования от частных лиц, сочувствовавших ее деятельности. Протоколы заседаний сохранили имена многих дарителей и даже целые коллективы. Земский врач Н.И. Кондратьев подарил 9 медных монет 1746-1758 годов, присяжный поверенный В.Г. Вутечич — вексель 1799 года, выданный на имя первой гильдии купца Михаила Андриановича Устинова, а старожил из Камышина — “две связки старых бумаг и документов”. Саратовский статистический комитет, учащиеся первой мужской гимназии, Вольской учительской семинарии передали музею комиссии свои нумизматические и археологические коллекции.

В результате к 1889 году музей насчитывал 144 предмета. Это позволило члену комиссии Степану Семеновичу Краснодубровскому подготовить первый “Систематический каталог исторического музея СУАК (1886-1888)”. Через два года Краснодубровский становится правителем дел и с энергией берется за новые дела и проблемы — составляет протоколы и годовые отчеты, редактирует труды, разбирает архивы. Вместе с председателем, князем Л.Л. Голицыным, разрабатывает программу по изданию исторического сборника, посвященного 300-летию города Саратова, выступает с рефератами, статьями перед членами комиссии, общественностью города и в периодической печати. Небывалый интерес вызвало выступление Степана Степановича на публичном годичном собрании в декабре 1889 года в малом зале Дворянского собрания. Публика приходила по специальным билетам, “которых не хватило всем желающим”. Краснодубровский первым предпринял попытку систематизации коллекции музея комиссии. Приступая к работе, он, конечно, понимал, что рискует получить замечания от знатоков в специальных научных дисциплинах. И тем не менее посчитал своим долгом напечатать каталог, руководствуясь просветительскими соображениями. “Я обладаю самыми поверхностными знаниями по геологии и зоотомии, мои определения могут оказаться частью неверными, — признавался он, обратившись к собравшимся, — но зато безусловно верны сведения относительно времени и места нахождения хранящихся в музее вещей; для специалиста и это имеет важное значение”.

Постепенно музей становится центром, куда со всех концов губернии поступают интересные исторические находки. Всеобщее внимание и помощь позволили комиссии принять участие в Саратовской сельскохозяйственной выставке, проходившей в городе в 1889 году. Организация экспозиции комиссии на выставке была поручена С.С. Краснодубровскому. Впервые были представлены новые коллекции: монеты XV-XVIII веков, палеонтологические находки, вооружение до XVI столетия, остатки домашней утвари, редкие документы, а также 23 неизданных пугачевских дела и 13 выпусков собственных "Трудов" и "Протоколов".

Через год комиссия получила приглашение Распорядительного комитета Казанской научно-промышленной выставки, проходившей под покровительством цесаревича Николая Александровича. За участие в этой выставке ученый комитет присудил саратовцам высшую награду по научному отделу: почетный отзыв со знаком отличия — серебряной звездой, украшенной золотой короной.

Это было первое большое общественное и научное признание деятельности Саратовской ученой архивной комиссии. Итог ее почти тридцатилетней деятельности — создание крупнейшего в Поволжье историко-археологического музея, который впоследствии был преобразован в Саратовский областной музей краеведения, богатейшего архива и библиотеки, а также открытие единственного в своем роде Музея памяти П.А. Столыпина. Саратовской ученой архивной комиссией были подготовлены и изданы 34 выпуска “Трудов” с исследованиями по истории, экономике и культуре края.

Использованные материалы:
- Беднякова Н. Ученая комиссия. - Памятники Отечества: Сердце Поволжья. - М.: Памятники Отечества, 1998.

© Молодежный Информационный Центр, Центральная городская библиотека г. Саратова
Использование материалов со ссылкой на источник.
Hosted by uCoz