География История Экономика Образование Культура Личности

"Крекинг"


Начало развития нефтеперерабатывающей отрасли в нашем крае было положено еще в XIX веке.

Именно тогда, во времена промышленного подъема Саратовской губернии, в 1882 году на Улешах построили крупную нефтебазу, а при ней — завод по переработке нефтепродуктов. Горюче-смазочные материалы из саратовских складов направлялись в Германию, Бельгию, Швецию и другие европейские страны.

Столь стремительный "старт" был прерван наступлением новой советской эпохи. Правда, в годы первых пятилеток, когда Поволжье постепенно превращалось в индустриальный, колхозно-совхозный экономический район страны, вновь возросла потребность в отечественном жидком горючем. А между тем, базы по выработке нефтепродуктов на Волге уже не было. Горючее доставляли сюда из Баку, Грозного и других весьма отдаленных точек нашей страны.

Таким образом, все эти факторы оказались определяющими в принятии решения о создании новых нефтеперерабатывающих центров в Поволжье. Наш город не стал исключением, и Саратовский нефтеперерабатывающий завод попал в число 518 предприятий, которые должны были войти в эксплуатацию в первую пятилетку.

Строительство нового завода началось ранней весной 1931 г. с организации механической мастерской в здании нефтеперерабатывающего заводика, ранее принадлежавшего частному предпринимателю Петроллю. Несмотря на многочисленные трудности, фронт работ расширялся стремительно. Уже к лету 1931 года здесь в общей сложности трудилось более 1500 человек. На первых порах условия были жуткими: рабочие жили в бараках по 50— 60 человек без всяких удобств.

Строительство велось практически вручную. Из инструментов использовались только лопаты, ломы, носилки и ручные тележки. Из-за нехватки рабочих рук к строительству привлекли и заключенных, которые выполнили основной объем земляных работ. Помощь оказали и воины Саратовского гарнизона.

Постепенно многие местные заводы начали изготавливать нужные стройке детали и оборудование. Уже в июне 1933 года был создан эксплуатационный отдел, работники которого совместно с монтажниками продолжали строительство.

Нам, конечно, не хватит места, если мы решим перечислять все трудности, с которыми столкнулись люди на строительстве нового предприятия. Но несмотря ни на что 27 апреля 1934 года в 14 часов первая очередь Саратовского нефтеперерабатывающего завода вступила в эксплуатацию, а 28 апреля удалось получить первые 125 тонн сырого бензина.

В Москву был отправлен рапорт "Усилиями знатных людей завода, ударников и инженерно-технических работников первый советский "Крекинг" — завод, смонтированный из советского оборудования, советскими специалистами, рабочими, начал давать стране высококачественное топливо — бензин".

В 1940 году была введена в эксплуатацию газофракцнонирующая установка № 45, вырабатывающая пропан, бутан и метан.

В 1941 году был закончен монтаж установки №29, вырабатывающей изооктан, после чего она сразу была введена в эксплуатацию

Ввиду угрозы возникновения войны с Германией дальнейший рост производства завода был приостановлен. Предприятие вырабатывало продукцию, предусмотренную проектом. Учитывая оборонное значение завода, ему присвоили № 416.

22 июня 1941 года война вошла в каждый дом, в каждую семью.

На заводе были созданы молодежные фронтовые бригады, которые возглавляли старшие операторы технологических цехов и установок. Они успешно выполняли плановые задания:

Несмотря на то, что работники нефтяной промышленности указом Государственного комитета обороны страны от мобилизации были освобождены, с завода ушли на фронт более 800 человек. Вместе с мужчинами добровольно ушли 42 девушки.

В числе добровольцев отправились на фронт комсомольцы цеха №5: Владимир Выгловский, Федор Данилов, Юрий Образкин и оператор первого цеха Александр Степанович Некрасов. За героический подвиг, совершенный Александром Степановичем Некрасовым в борьбе с немецкими захватчиками, Президиум Верховного Совета СССР 24 марта 1945 года присвоил ему высшую степень отличия — звание Героя Советского Союза. Александр Степанович был убит в бою 29 сентября 1944 года. На территории завода ему установлен памятник, у подножия которого всегда лежат живые цветы.

Война! Сколько новых вопросов поставила она перед коллективом нашего завода...

Надо было выполнять задание Государственного комитета обороны. Перевести завод на военный режим. Продлить рабочее время до 12 часов. Отменить очередные отпуска. Руководителей цехов перевести на казарменное положение. Строго контролировать технологическую и трудовую дисциплину.

Вокруг завода было создано три линии обороны: первая проходила по его границе, вторая — в районе горы Увек, третья — в 10 км от территории завода.

С первых дней войны в стране началось движение по созданию фонда обороны. В этот фонд коллектив завода начал ежемесячно отчислять однодневный заработок, облигации государственного займа, личные сбережения, теплую одежду, белье. К осени 1941 года труженики завода отправили на фронт 1400 единиц теплых вещей, а всего за годы войны на фронт было послано 4700 единиц вещей.

В ноябре 1941 года в стране начался сбор средств на покупку боевой техники. В Саратове в государственном банке был открыт счет № 514031 для сбора средств на покупку танковой колонны. Коллектив завода внес на этот счет 28953 рубля.

20 сентября 1942 года. Начался налет вражеской авиации на Саратовский крекинг-завод № 416. Одним из самых жутких событий черного сорок второго стала бомбежка баржи. Для эвакуации людей и оборудования организация "Нефтестрой" выделила баржу №733. 14 сентября началась погрузка. Судно стояло в 20-30 метрах от берега. На 21 час 20 сентября было назначено отплытие. Люди размещались как на палубе, так и в трюмах.

В 20.25 баржа затонула почти полностью, над водой осталась только носовая часть, которая также скрылась в пучине через 40 минут. 21 -22 сентября на месте затонувшей базы работали водолазы, которые вытаскивали трупы из трюмов. Удалось спасти только 200 человек. По моим данным, погибло 287 человек и 46 человек были тяжело ранены.

Немецкая 4-я воздушная армия получила приказ обеспечить выполнение директивы Гитлера, обязывающей воздушный флот уничтожать советские аэродромы, заводы и прочие объекты в городах Горьком, Ярославле и Саратове.

Основными объектами налетов в Саратове были крекинг-завод, железнодорожный мост через Волгу, авиационный завод, завод шариковых подшипников, Улешовская нефтебаза и др.

По данным архива УПО, за 11 дней летних бомбежек 1943 года на завод было сброшено более 1500 фугасных бомб. Маленькие фугасные бомбы весом 25-50 кг не поддавались учету. 46 бомб весом от 250 до 500 кг не взорвались.

Завод был разрушен почти до основания. Горели не только нефтепродукты, но и земля, пропитанная ими. Немецкое командование сообщило о полном уничтожении крупнейшего нефтеперерабатывающего завода на Волге.

Пятилетка 1966 — 1970 гг.

До I965 года основной целью коллектива завода было увеличение объема переработки нефти. Но вырабатываемая продукция не могла удовлетворить потребностей современных транспортных средств, нуждавшихся в топливе высшего качества.

Был утвержден перспективный план развития на период с 1966 года по 1970 год, который предусматривал улучшение технико-экономических показателей работы. Для этого необходимы были новые современные технологические установки.

В 1967 году была введена в эксплуатацию первая установка каталитического риформинга Л-35-11/300 производительностью 300 тыс. тонн в год. Она предназначалась для улучшения качества бензина. Только за шесть месяцев 1967 года установкой переработано более 200 тысяч тонн сырья, а уже в 1969 году — 353,5 тысячи тонн, то есть проектная мощность была перекрыта более чем на 50 тысяч тонн.

За 1967—1970 годы сверх плана выработано 10965 тонн высокооктанового бензина, 1282 тонны газа для Саратовского химкомбината и бытовых нужд.

В 1970 году вошла в строй технологическая установка гидроочистки дизельного топлива Л-24/6 производительностью 900 тыс. тонн в год. Установка предназначалась для улучшения качества дизельного топлива.

Параллельно велось строительство производства элементарной серы из сероводородного газа, поступающего с установок гидроочистки дизельного топлива Л-24/6 и абсорбционно-газофракционирующей установки (АГФУ).

После выполнения плана организационно-технических мероприятий восьмой пятилетки производительность завода возросла с 7019 тыс. тонн в 1966 году до 7603 тыс. тонн в 1970 году.

1971 — 1975 гг.

9-я пятилетка характеризовалась вводом в эксплуатацию ряда современных объектов и началом коренной реконструкции завода с применением новой технологии переработки нефти.

В декабре 1973 года в строй вошла новая технологическая установка ЛЧ-35-11/600, способная улучшить качество выпускаемого заводом бензина. Производительность установки — 600 тыс. тонн высококачественного бензина марки АИ-93.

Надо сказать, что производительность завода с 7,6 млн. тонн в 1970 году к концу 9-й пятилетки возросла до 9,187 млн. тонн в год.

Вся история завода — это непрерывный рост его мощностей и улучшение качества выпускаемой продукции.

В 1974 году началось строительство современного комплекса ЭЛСУ-АВТ-6 взамен морально и физически устаревших четырех установок АТ-термокрекинг цеха № 1, вошедших в эксплуатацию в 1934—1935 годах.

В это же время возводился санаторий-профилакторий, велось жилищное строительство.

В 1974 году коллектив завода праздновал 40-летие с момента получения первой продукции.

Больших торжеств не было, так как высшее начальство из министерства сообщило, что сорокалетие — это еще не праздник, праздником будет пятидесятилетие.

Для заводчан же эти сорок лет значили многое: строительство завода, сложные годы войны, восстановление цехов после бомбежек, реконструкция установок — все это требовало от коллектива большого напряжения и самоотверженного труда.

1976 — 1980 гг.

Высшей категорией качества были аттестованы три вида нефтепродуктов: керосин осветительный КО-25, битум кровельный БНК-45/ 180, мазут М-408.

Изготовление этих продуктов составило 18,55% от общего объема вырабатываемой продукции.

Продукция завода пользовалась широким спросом не только у нас в стране, но и за рубежом. Так, например, мазут топочный успешно экспортировался в Болгарию, на Кубу. в Италию; дизельное топливо — в Бельгию, Италию, Грецию, Францию, Англию; керосин осветительный — в Индию, Венгрию, Польшу, Финляндию, ЧССР, бензин АИ-93 — в ФРГ, Англию, Бельгию, Исландию, Голландию.

В 1980 году была введена комплексная система управления качеством продукции. Результат: в 1982 году удельный вес высокооктановых бензинов увеличился с 88,5% до 100%, малосернистых дизельных топлив — с 68,5% до 100% к общему объему их производства.

В сентябре 1980 года на установке каталитического риформинга ЛЧ-35-11/600 введен метод взаимозаменяемого обслуживания технологических установок. С внедрением этого метода производительность труда повысилась на 12%, средняя заработная плата увеличилась на 9,7%.

29 человек награждены орденами и медалями нашей Родины.

1981 — 1985 гг.

Какой-нибудь ретивый демократ упрекает нас за эти главы о пятилетках. Застойные, мол, времена. Но мы жили и работали именно по этим планам. И никакого "застоя" на заводе не было. Все время что-то строилось, реконструировалось.

Несмотря на моральную устарелость установок № 1-2, 3-4. 7-8, 9-10 термического крекинга мазута, завод систематически выполнял государственный план.

В 1983 году переработка нефти на предприятии достигла более 10 млн. тонн.

Успешные результаты достигнуты за счет технического перевооружения действующих производств, модернизации оборудования, повышения производительности труда.

Незабываемыми остались годы одиннадцатой пятилетки в истории Саратовского нефтеперерабатывающего завода. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 мая 1985 года в связи с сорокалетием Победы советского народа над фашистской Германией Саратовский нефтеперерабатывающий завод им. С.М. Кирова был награжден орденом Отечественной войны 1 степени.

1986 — 1990 гг.

В 12-й пятилетке завод не снижал темпов выполнения плана получения нефтепродуктов и улучшения качества выпускаемой продукции.

За все пять лет заводом было переработано 47141 тыс. тонн нефти.

Поставка ее в течение четырех лет была стабильной. В 1990 году количество поступающей нефти на завод стало значительно снижаться.

В 12-й пятилетке перед коллективом завода встала ответственная задача — ввод в эксплуатацию в утвержденный срок ЭЛСУ-АВТ-6.

Проектная производительность установки — 6 млн. тонн в год.

Монтаж ее длился десять лет из-за нерегулярного финансирования, несвоевременной поставки импортного оборудования, нехватки рабочей силы. 30 декабря 1988 года она все-таки была введена в строй.

Свой 60-летний юбилей в 1994 году завод встретил практически остановленным из-за экономических неурядиц в стране, распада СССР, курса политического руководства страны на новые экономические отношения — рыночные.

Вновь заставил говорить о себе саратовский НПЗ, а по-нынешнему ОАО “КРЕКИНГ”. Пережив, как и многие другие предприятия страны, тяжелейший период стагнации и упадка, он в 2000 году сумел переработать 3,3 млн. тонн нефти, благодаря чему коллективу удалось не только выровнять ситуацию, но и существенно изменить ее в свою пользу. Выпуск бензина, к примеру, по сравнению с ранее достигнутым результатом, был увеличен на 12, а дизельного топлива — на 9%.

Это позволило заводу окончательно выбраться из трясины долгов по налогам и выплатам в различные фонды, своевременно перечислить, как и полагалось, в городской и областной бюджеты еще около 26 млн. рублей. Зарплата рабочих и специалистов, на что хочется обратить особое внимание, возросла практически вдвое.

Теперь у НПЗ главная задача не оступиться, не допустить отката назад.

Одной из основных причин случившегося кризиса стали хронические перебои в поставках на завод сырья. Зная, в какой цене оно за рубежом, наши нефтяные “короли” сосредоточились преимущественно на экспорте. Оголив тем самым внутренний рынок. В подобной обстановке взывать к благоразумию или кричать от возмущения бессмысленно. Тем более, когда знаешь, что в заводском кармане одни прорехи, что собственных оборотных средств катастрофически не хватает и для оплаты “черного золота” не наскрести порой даже горсти медяков. Ну а кто же согласится поставлять сырье в долг или вовсе задаром? Поэтому НПЗ месяцами простаивал, подводил старых и новых клиентов, партнеров по бизнесу и инвесторов. От случая к случаю, то есть с большими задержками и не в полном объеме, выдавал зарплату производственникам. Стоит ли удивляться, что от былых славы и авторитета вскоре остались лишь воспоминания.

Акционеры, конечно, пытались удержать предприятие “на плаву”. Однако ничего у них не получалось. Недоставало сил и средств. Да и заинтересованность у многих была на уровне скромного пакета акций. Скажем, саратовскому ЗАО “Промысловое объединение “Нафта” принадлежало лишь 14,7%, АО “Нарат” — 8,9%, физическим лицам — 13%. Хочешь не хочешь “Крекингу” нужно было прощаться с независимостью и уходить под сильную руку, которая бы сумела остановить его скольжение по наклонной плоскости, а затем бы и помогла подняться на ноги.

Долго спорить и раздумывать, однако, саратовским нефтепереработчикам не пришлось — вышел указ Президента России, согласно которому “Крекинг” становился дочерним предприятием нефтяной компании “Сиданко”.

Означало ли это, что руководство последней тотчас обернется к нуждам саратовского НПЗ лицом? Вовсе не означало, ибо насильно мил не будешь. Больших сибирских и дальневосточных начальников, обосновавшихся почему-то в Москве, следовало сначала убедить в инвестиционной привлекательности нового для них региона. А также в том, что нефтяная отрасль, при соответствующей поддержке, может стать здесь направлением приоритетным. Помимо НПЗ, большой интерес способны были вызвать, например, ОАО “Саратовнефтегаз”, “Саратов-нефтепродукт” и ряд других организаций.

Вот почему в переговорном процессе, наряду со специалистами обеих сторон, приняла участие и даже возглавила его администрация области, заключившая с “Сиданко” долгосрочное соглашение о сотрудничестве. Одним из главнейших пунктов этого документа стали обязательные, примерно до 300 тыс. тонн ежемесячно, поставки на НПЗ сырья. В свою очередь региональная власть, разобравшись в проблемах нефтепереработчиков и верно оценив их серьезность, разрешила при закрытых из-за долгов банковских счетах половину всех заработанных “Крекингом” средств направлять на нужды производства.

И предприятие стало оживать. Самое важное, что удалось сделать прежде всего, — это запустить автоматизированную установку по первичной переработке нефти — АВТ-6. Когда-то смонтированная и опробованная в работе, она бездействовала по причине сырьевого дефицита. Между тем у этой установки высокая производительность, хорошие качественные показатели, полное соответствие экологическим требованиям. Возобновившиеся поставки нефти, обеспечившие, правда, только 50-процентную загрузку проектных мощностей, позволили заводу уйти наконец от расхолаживающих простоев, добиться хоть какого-то просвета в улучшении экономической ситуации.

Следует заметить, что “Крекинг” давно уже нуждался и в физическом обновлении. Большая часть его оборудования, смонтированного еще в далеком 1936 г., пришла в негодность — либо разрушилась, либо требовала постоянного и дорогостоящего ремонта. Износилась и устарела в том числе самая главная установка, предшественник АВТ-6, по первичной переработке сырья. Перед советом директоров “Крекинга” и руководством “Сиданко” встал вопрос, как быть дальше. Взвесив все “за” и “против”, они решили списать все старье в металлолом и осуществить на заводе поэтапную, но полную реконструкцию.

Конечная цель этой работы — создать на прежних площадях промышленный комплекс по глубокой переработке нефти, то есть обеспечить увеличение выхода светлых нефтепродуктов, улучшить их качество и снизить себестоимость. Это могло принести и самому “Крекингу”, и “Сиданко” большие финансовые выгоды. В реализацию проекта предстояло вложить 315 млн. долларов. Однако материнская компания пошла на такие расходы, памятуя, что истинный предприниматель думает не только о сиюминутных доходах, но прежде всего о перспективе.

К сожалению, при подготовке проектных документов не обошлось без серьезных ошибок. Их разработчики, видимо, не слишком задумывались над возможностями нефтеперерабатывающего производства и потому вознамерились совместить в единых рамках сразу два процесса — по гидрокрекингу и каталитическому крекингу. Любой опытный специалист, однако, вам скажет, что это дело нереальное, тем более когда считаешь каждый доллар и тебя поджимают сроки.

Геннадий Мощенко именно такой специалист. Поэтому, вступив в должность генерального директора саратовского НПЗ, он предложил руководству “Сиданко” сконцентрировать все внимание только на гидрокрекинге с достижением высочайшего технологического уровня. То есть, чтобы рабочее давление было поднято со 105 до 120 атмосфер, а глубина переработки сырья для гидрокрекинга увеличилась с 80 до 98%. В этом случае продукция будет аттестовываться уже не как сырая, а как товар высшего качества, который не стыдно отправлять и на экспорт в любое государство мира. В общем, убедил, и испанская фирма “Драгадос” вместе с фирмой-лицензиатором VIP проект изменили. Все материалы, связанные с созданием такого производства, анализировались в одном из ведущих банков США — как по схеме кредитования, так и по схеме возврата средств.

Согласно протоколу, который в конце 1999 года вновь подписали правительство области и “Сиданко” при участии. В недавнем прошлом это, скорее всего, привело бы нефтепереработчиков в замешательство. Но сегодня у них иные возможности, да и перспектива просматривается более или менее отчетливо. По тому же протоколу, ОАО “Сиданко” обязалось ежемесячно поставлять на саратовский НПЗ по 220 — 250 тыс. тонн нефти. Еще по 100 тыс. тонн станут получать, при его непременном содействии, от других компаний. Введенная в эксплуатацию, эта установка, если не дай бог, вновь не случатся перебои с сырьем, позволит заводу получать 6 млн. долл. прибыли в год. Что и говорить, есть за что побороться.

Осуществляя проект, завод последовательно обновил уже многие цехи и хозяйства, вплоть до факельного и систем водоснабжения и канализации. Недавно, к примеру, вошла в строй действующих станция очистки сточных вод, где впервые в отрасли, а скорее всего, и во всей России была использована технология очистки ультрафиолетовыми лучами. После такого процесса возвращенная в Волгу вода оказывается абсолютно безвредной для любой живности. Этим новшеством заинтересовались и другие предприятия области, озабоченные состоянием окружающей среды.

Надо заметить, что теперь у НПЗ незыблемое правило: производство и экология — это две стороны одной и той же медали. Вот тому еще несколько подтверждений.

Более чем удручающая картина вырисовалась в ходе инвентаризации подземных трубопроводов. Все они практически сгнили и стали пропускать нефтепродукты и грунт, причем в огромных количествах. Еще чуть-чуть и отрава попала бы в Волгу. Вопроса, как поступить, не было. Совет директоров решил вынести трубопроводы на поверхность, грунтовые воды и сам грунт очистить, получив при этом немало нефтепродуктов для переработки. И что же? Сегодня гости НПЗ изумляются, почему на его огромной территории такой белый снег.

Другой пример. Долгое время завод не знал, что делать с остающимся в процессе переработки нефти мазутом. Энергетики и иные потребители не успевали его вывозить — то платить было нечем, то с транспортом возникали проблемы. Громадные ямы, названные резервуарами, оказывались переполненными. В этом случае приходилось даже останавливать производство. Получалось, что выход светлых продуктов зависел от отходов, то есть “хвост вертел собакой”.

Но не зря же говорится: кто ищет, то всегда найдет. Когда-то нефтеперерабатывающее производство и соседнюю нефтебазу соединял 300-миллиметровый трубопровод длиной в несколько километров. Его почему-то забросили. Оказалось — ценнейшее приобретение для перекачки мазута, тем паче, что на нефтебазе нашлась и свободная, на 60 тыс. тонн, емкость. Не понадобилось больше делать дурную работу: сначала сливать мазут, а потом, при появлении заказчика, мучиться — наливать его из ям в цистерны. Не осталось следа и от уродующих территорию “резервуаров”.

На "Крекинге" хорошо понимают, что уповать только на поддержку со стороны “Сиданко” и областного правительства нельзя. И потому процесс обновления производства прежде всего совместили с процессом обновлений кадров. В первую очередь— инженерно-технических работников. Выяснилось, что 43% всего персонала имели высшее и среднеспециальное образование. Однако дипломированными специалистами по нефтепереработке были единицы - менее одного процента от общего числа.

Дело вышло шумливое и болезненное. Доходило и до жалоб в инстанции, и до суда, и до угроз руководству. Однако не сделать подобный шаг дирекция не могла. Ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы современное оборудование и прогрессивные процессы оказались в руках людей, плохо подготовленных теоретически и практически.

Вплотную к этому примыкали вопросы охраны труда и техники безопасности. Истинных профессионалов в соответствующих заводских службах тоже было раз-два и обчелся. Отсюда многочисленные упущения, несчастные случаи, материальные потери. В общем, пришлось не только принимать на работу специалистов со стороны, но и организовывать учебу кадров на месте — сперва в ходе реанимации, а затем и реконструкции производства.

Одновременно Г. Мощенко и его сподвижники искали пути укрепления собственной финансовой базы НПЗ, в том числе и нетрадиционные. Был осуществлен, например, такой выгодный проект, как изготовление судового топлива. По Волге, путь и не с прежним размахом, все-таки плавают грузовые и пассажирские суда, которые нужно заправлять. Оказалось, что смесь дизельного топлива с газолем подходит для этого как нельзя лучше. К тому же ее можно доставлять в любую точку страны более дешевым, чем железнодорожный, речным транспортом.

Затем удалось освоить выпуск так называемого народного бензина А-72, которым пользуются владельцы автомобилей старых марок и армия мотоциклистов. Он вырабатывается из добываемого в области газового конденсата и потому стоит недорого.

Совсем недавний пример: запущена линия по изготовлению и упаковке строительного битума, потребность в котором сегодня очень велика. Чтобы насытить прежде всего местный рынок, областное правительство и администрация Саратова гасят перед “Крекингом” долги за горючее, благодаря чему перспективное производство будет развиваться. Есть и другие хорошие замыслы.

Что ж, такому подходу к делу всех участвующих в возрождении “Крекинга” можно только радоваться.

Использованные материалы:
- Крекинг // Волга. 1997.
- Лифанов В. ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ “КРЕКИНГА” // Журнал для акционеров. 2000. №3
- Ломадзе Г. Рожденный первой пятилеткой//Деловая газета. 1999. 27 апреля.
- Сухопарова И. Стройка первой пятилетки // АиФ. 1999. №13.

© Молодежный Информационный Центр, Центральная городская библиотека г. Саратова
Использование материалов со ссылкой на источник.
Hosted by uCoz