География История Экономика Образование Культура Личности

ООО "Балаковские минеральные удобрения" ("Иргиз")


Надо сказать, что в целом химическая промышленность всегда имела большое значение для области и давала более тридцати процентов в ее бюджет. Немаловажную роль играл и “Иргиз” в экономической и социальной структуре Балакова. Поэтому когда в конце девяностых годов это предприятие оказалось на дне в результате глубочайшего кризиса, это ударило по всем: и по экономике области, и по жизни тех, кто работал на этом предприятии, и их семьям.

Сегодня, по прошествии событий, ясно: кризис не подкрался внезапно. Начиная с 1996 года, ни одного дня “Иргиз” не работал в режиме рентабельности — с того времени как на завод в качестве управляющей компании пришла московская “Энергомашкорпорация”, имеющая 25 % акций этого предприятия. Все эти годы она загружала предприятие на 45 — 55 %. В то же время было создано девять дочерних предприятий, которые не приносили ни копейки прибыли. А из цеха, стоящего в конце технологической цепочки и производящего дорогостоящую суперфосфорную кислоту, было создано совместное предприятие, которое, образно выражаясь, “снимало сливки” с завода. Словом, все возможные и невозможные технологии по “выколачиванию” денег из “Иргиза” были задействованы.

В результате на тот момент, когда министр собственности и банкротства Николай Владимиров и министр промышленности Александр Калиниченко приехали в конце апреля 1998 года на “Иргиз”, чтобы представить коллективу временного управляющего Александра Мелентьева, положение дел было следующим: завод стоял уже полгода (а отдельные цеха и того больше, например, 3-й сернокислотный цех, что в условиях агрессивной среды химического предприятия смерти подобно), год рабочие не получали зарплату. Двадцать восемь самых отчаянных из них уже двадцать дней находились в состоянии голодовки, а до этого народ выходил и перекрывал основную автодорожную балаковскую магистраль. По территории завода ходили агитаторы от партии “Трудовая Россия”. Кредиторская задолженность составила — страшно сказать — почти миллиард деноминированных рублей, и это при том, что активы предприятия на тот момент оценивались не более чем в 550 миллионов рублей — куда меньше, чем “незавершенка”, которая стоила 750 миллионов.

В начале июня была проведена процедура банкротства и введено конкурсное управление. На альтернативной основе (“Энергомашкорпорация” предоставила своего кандидата) конкурсным управляющим был утвержден Александр Мелентьев. Используя все возможные и невозможные пути, в долг под честное слово был взят состав серы, и из этого сырья в октябре вышла первая продукция сернокислотного цеха. В этом производстве была занята практически половина рабочих завода — 1,5 тысячи человек. А в ноябре с территории завода ушла первая партия (два состава) минеральных удобрений. Запад среагировал мгновенно: в интернетовском обзоре появилось сообщение об этом факте. Самое интересное, что сырье для этой первой партии брали... под ногами. Причем в буквальном смысле: лопатами собирали апатитовый концентрат, который когда-то просыпался из составов на межрельсовое пространство, соскребали со стенок накопительных банок. И наскребли целый состав — 3 тысячи тонн.

На вырученные от продажи продукции деньги платили текущую зарплату работающим (на тот момент завод смог загрузить работой уже 2,5 тысяч человек), по мере сил рассчитывались по старым задолженностям. Надо было идти дальше — искать предприятию нового собственника.

— Маркетинговые исследования показали, что наиболее оптимальный вариант — собственник, владеющий сырьем, необходимым для этого завода, — говорит Александр Мелентьев. — Апатитовый концентрат есть у нас только на Кольском полуострове, и хозяин этого сырья — холдинг “Роспром”.

Поэтому, как только завод “задышал”, конкурсный управляющий стал налаживать связи с этим концерном. Сначала просто приехал и рассказал о том, что стоящий ранее “Иргиз” вновь начал работать. В следующий раз пошли более предметные разговоры по поводу того, что стоит попробовать работать по “давальческой схеме” (т.е. компания дает заводу сырье и забирает продукцию, расплачиваясь за выполненный объем). В результате в конце 98-го года представители “Роспрома” целой делегацией наведывались в Балаково, и не один раз, а два. Смотрели тщательно, даже придирчиво. Но такая тщательность и скрупулезность не была для Мелентьева неожиданностью: он, со своей стороны, долго изучал этот концерн и знал, что любое решение его руководство принимает только после длительного изучения вопроса. Наконец, в начале нового, 1999 года, было подписано соответствующее соглашение, и с этого момента (конец января) на рабочих местах трудилось уже 2800 человек. Параллельно пошла активная работа по “расчистке наследия” — дочерних предприятии, имущества (чего стоил один автопарк в 270 единиц). Что-то надо было продать, что-то заставить работать и приносить прибыль. А тем временем были объявлены конкурсные торги по продаже завода — обычный этап большинства процедур банкротства. На первые торги не поступило ни одной заявки. На повторных появилась кандидатура инвестора, предлагающего возить сырье из Туниса. Здравый смысл победил, и имущество завода было продано “Апатиттрейду” из группы “Роспром”. На календаре был июнь 1999 года.

Сегодняшнее название бывшего “Иргиза” — 000 “Балаковские минеральные удобрения”. Новый собственник уже инвестировал более 150 миллионов рублей на восстановление и обновление производства. Завод работает с полной нагрузкой. Численность коллектива — 4200 человек. Объем роста промышленного производства — порядка 125 % в год. Задолженностей перед бюджетными фондами и перед собственными рабочими нет.

Сегодня опыт работы по реанимации “Иргиза” обобщен, и наверняка он будет востребован другими российскими предприятиями. Сам же Александр Мелентьев по поводу проделанной работы испытывает законное удовлетворение и заверил, что его “хватит еще не на один “Иргиз”.

Балаковский "Иргиз" стоял год. В 1998 году после проверки финансового состояния и выявления сомнительных сделок завода с акциями дочерних предприятий, нарушений гражданского законодательства, бухгалтерских махинаций арбитражный областной суд признал "Иргиз" банкротом. Было введено конкурсное управление и позже конкурсное производство. Надо отдать должное арбитражному управляющему: он сумел придать предприятию-банкроту более или менее привлекательный вид. Погасили часть задолженности по заработной плате, нашли оптимальные схемы товарно-сырьевых потоков, при этом деятельность предприятия велась абсолютно без денежного обеспечения. Кредиты шли товарно-сырьевые. В феврале 1999 года запустили на полную мощность цех по производству серной кислоты и на 30-типроцентную загрузку производство фосфорной кислоты и аммофоса. Начались первые отгрузки минеральных удобрений. На мед слетелись инвесторы. Из целого роя наиболее выгодным оказалось ОАО "Апатит-Трейд". И в апреле 1999 года оно стало собственником 60 процентов акций бывшего "Иргиза" — нового предприятия 000 "Балаковские минеральные удобрения". В результате этой сделки были полностью удовлетворены требования кредиторов первой и второй очереди. Третья очередь еще ждет своих 117 млн. рублей.

Использованные материалы:
- Архангельская А. "Иргиз" поднимали командой: Всего за два года балаковцы вывели обанкротившееся предприятие из кризиса // Комсомольская правда. 2000. 2 декабря (вкладка)
- Протасова О. Химикам - жизнь! // Общественное мнение. 2001. №3.

© Молодежный Информационный Центр, Центральная городская библиотека г. Саратова
Использование материалов со ссылкой на источник.
Hosted by uCoz