"Великолепная Зубриловка"


Тот, кто однажды побывал в Зубриловке, обязательно захочет вернуться туда еще и еще раз. Это - одна из самых знаменитых усадеб российской провинции. Теперь Зубриловка административно отнесена к Пензенской области, но исторически принадлежит она Балашовскому уезду Саратовской губернии. В стороне от больших дорог и туристических маршрутов знаменитая некогда усадьба живет замкнутой жизнью, наполненной романтическими воспоминаниями об ушедшем времени. Заброшенный дворец в заросшем парке поражает редких посетителей великолепием классических пропорций, достойных мастерства выдающегося зодчего. На основании исследований, проведенных И.К. Ежовой, можно предположить, что автором всего дворцово-паркового ансамбля является архитектор первой величины Дж. Кваренги. Недалеко от дворца - храм-усыпальница владельцев усадьбы (высота около 36 м), возведенный в 1796 году, небольшая часовня в форме усеченной пирамиды и, чуть в стороне, удивительная по облику колокольня (шестиугольная внизу и цилиндрическая вверху). Некогда парк украшали затейливые сооружения и павильоны: детский домик, китайский домик, молочная и башня-руина.

Возникла усадьба в 80-е годы XVIII века после того, как князь С.Ф. Голицын (1748-1810), генерал-майор, флигель-адъютант Екатерины II, избрал земли по берегам Хопра для постройки имения. При дворе князь Сергей Федорович испытал взлеты и падения, но славу и награды снискал в военных походах против турок. По воспоминаниям современников, он имел "истинно русское сердце" , был "наружности приятной, добр, умен и храбр".

Усадьбу близ Хопра С.Ф. Голицын обустраивал, не жалея средств. "Деревня построена внизу и отделяется прудом и плотиной от горы, на которой стоит господский дом, каменный, трехэтажный, - описывал Зубриловку неоднократно бывавший здесь в начале XIX века литератор и историограф Ф.Ф. Вигель. - В соединении с двумя большими каменными же флигелями посредством двух предлинных оранжерей и имея подле себя церковь, величиной превосходящую самый большой уездный собор, дом сей, вся эта масса зданий представляется глазу довольно поразительно".

Генерал С.Ф. Голицын и его супруга Варвара Васильевна, урожденная Энгельгардт, племянница Г.А. Потемкина-Таврического - "Златовласая Пленира", по выражению стихотворца - принимали в Зубриловском дворце многих знаменитых современников. Бывал здесь не раз в ту пору правитель Тамбовского наместничества Г.Р. Державин. В Зубриловке он написал знаменитую "Осень во время осады Очакова", обращенную к князю Сергею Федоровичу, в то время принимавшему участие в боевых действиях.

В должности секретаря С.Ф. Голицына и наставника его детей в Зубриловке некоторое время жил будущий баснописец И.А. Крылов. В доме долгое время сохранялась в прежнем виде его комната. В усадьбе на Хопре, Крылов задумал басню "Свинья под дубом". В ней баснописец воспел тот самый дуб, который лично посадил и который долгое время служил ему памятником, пока в 1960 году гроза не уничтожила дерево. В то время Зубриловку по разным поводам посетили П.А. Вяземский, И.И. Лажечников, Я.П. Полонский. Позднее, в родовом гнезде Голицыных-Прозоровских побывал, по меньшей мере дважды, В.Э. Борисов-Мусатов в период с 1899 по 1902 год. Под впечатлением увиденного здесь художник написал полотна "Гобелен", "Водоем", "Призраки", "Прогулка при закате", знаменовавшие расцвет его таланта. Романтический облик старой усадьбы, тенистого парка вошел в творчество Борисова-Мусатова и конкретными архитектурными и скульптурными мотивами, и самим духом старины, печальной и светлой поэзией навсегда минувшего.

В 1810 году Зубриловка перешла к сыну Голицына из-за смерти отца. Начались ее кардинальные изменения. Перестроен был "замок", "...средний и верхний этажи его переделывались самым великолепным образом", перепланирован парк: "...огромный, красивый пруд хотел он обратить в широкую речку, для открытия видов делал просеки и рубил славные деревья в степных местах". Но благодаря ему же в Зубриловке была собрана значительная художественная коллекция. Новый владелец делал все, чтобы его жилище походило на Павловский дворец.

Белый ампирный зал был отдан портретной галерее. "Окруженный художниками привычными фимиамами лести, горделиво и чинно стояли здесь рядом сподвижники Петра и блестящие вельможи Екатерины, служилые люди Павла и Александра, придворные и военные, кавалерственные дамы и фрейлины, все в живописных и разнообразных костюмах и парадных уборах", - писал В.А. Верещагин в журнале "Старые годы" в 1908 году. Среди портретов, которых насчитывалось не менее полутора сотен, были работы Лампи, Молинари, Виже-Лебрен, Левицкого и других художников, имена которых остались неизвестными. Круглый зал, убранный цветами и редкими растениями, украшали мраморные скульптуры, вазы, барельефы. Обширна была коллекция декоративно-прикладного искусства, особенно фарфора, эмалей. В библиотеке хранились ценнейшие книги и документы. Владелец Зубриловки также коллекционировал мебель из ценных пород дерева.

Реконструированная в начале XIX столетия резиденция величественно возвышалась над великолепным регулярным парком, раскинувшимся на живописном рельефе, между рекой и глубоким оврагом. Бывшая усадьба имеет четкую осевую, глубинную композицию. Главная композиционная ось проходит через весь парк ко дворцу по основной сохранившейся аллее, которая подводит к преддворцовой площади. Поздние пристройки к дворцу нарушили симметричную композиционную целостность здания, первоначальная площадь которого составляла 642,6 м2.

В усадьбе два главных фасада: один, с портиком, - обращен к въезду в усадьбу, другой, парковый - с полуротондой. Руст, которым обработан цокольный этаж, придает зданию величественный вид. Заглаженные поверхности рустов воспринимаются как поверхности тесаных камней. Предельно проста обработка стен верхних этажей. Архитектоника стен с обработкой оконных проемов - "классический ордер", соединяющий два этажа, придает зданию монументальность и торжественность.

В 1905 году при пожаре и разгроме почти все художественные сокровища Зубриловки погибли. Сохранились лишь портреты, находившиеся тогда на Таврической выставке в Петербурге, да собрание миниатюр, вывезенное хозяином в столицу незадолго до стихийного и бессмысленного крестьянского бунта. "Если бы те, кто губил зубриловский дворец, могли бы оторвать взор от земли и посмотреть разумными глазами на этот дворец, они, может быть, увидели, что сжигают не дом русского помещика, а сжигают и губят музей - ценный памятник русской старины", - с сожалением писал директор Боголюбовского рисовального училища П.Н. Боев.

Сожженный дворец позднее отремонтировали, но утраченного внутреннего убранства было уже не вернуть. После 1917 года в Зубриловке поочередно размещались Первая петроградская коммуна, дом отдыха партийного актива, госпиталь, санаторий. Теперь усадебный дворец в запустении. Спасо-Преображенская церковь сравнительно недавно приведена в порядок, в ней вновь проводятся богослужения.

Парк, некогда прекрасный и громадный, сильно зарос, самосев заглушил тщательно подобранные по цвету листвы и фактуре кроны групп деревьев и кустарников, с трудом можно определить существовавшие в прошлом аллеи. В дендрологическом составе в основном превалируют лиственные породы деревьев: липа, дуб, ясень, клен и другие. Территория парка примыкает к своеобразной пойме Хопра.

С главной подъездной аллеи (которая ориентирована таким образом, что еще задолго до въезда в усадьбу можно любоваться ее великолепным видом) попадаешь на открытое пространство - большую, правильной геометрической формы поляну радиусом около 350 м с вековым дубом в центре и лиственными деревьями по краям: дубом, кленом, ясенем. Сама прямая аллея обсажена с обеих сторон пирамидальными тополями. На аллеях и по краям партеров устанавливались парковые скульптуры (статуи, монументы) античной тематики - они одухотворяли пейзажи, "очеловечивали" их, придавая им историческую окраску.

Сохранились остатки некогда заложенных двух плодовых садов.

Зубриловская усадьба - это своего рода пейзажная поэма, в которой отразились картины природы Среднего Поволжья, ее красота в гармоничном сочетании с произведениями архитектуры и скульптуры. Ансамбль в целом сохранил свой внешний облик. Представляется очевидной необходимость воссоздать "Великолепную Зубриловку" в духе породившего ее времени.

Использованные материалы:
- Сокольская О.Б. Зеленое зодчество Саратовского Поволжья: Исторические, ландшафтные и градостроительные предпосылки формирования объектов садово-паркового искусства. Саратов: СГУ, 1993. 125 с.

© Молодежный Информационный Центр, Центральная городская библиотека г. Саратова
Использование материалов со ссылкой на источник.
Hosted by uCoz