"Царские развалины"


Не случайно в усадьбе "Пады" Балашовского уезда стояла уменьшенная копия "Медного всадника". Она напоминала о родстве владельцев с великим преобразователем России.

Пады были основаны "Львовичем" - любимым двоюродным братом Петра I А.Л. Нарышкиным (1694-1745), который с четырнадцати лет изучал за границей морское дело, потом стал директором Морской академии и президентом Камер-коллегии, пережил опалу и при Анне Иоанновне вновь занял пост на государственной службе. Сюда, на северо-запад Саратовского края, славившегося плодородными землями и живописным ландшафтом, он и перевез своих крестьян из подмосковных вотчин. После земельными угодьями по берегам некогда судоходной реки Хопер владели шесть поколений знатного русского рода.

В 1852 году управляющим в усадьбе стал Александр Петрович Беляев, один из участников Декабрьского восстания. После каторги и солдатчины он прожил в нарышкинском имении шестнадцать лет и немало сделал для рационального устройства трех падовских экономий, для улучшения положения крестьян. Саратову и Саратовской губернии посвящена часть интереснейших беляевских "Воспоминаний о пережитом и перечувствованном". В них с благодарностью упомянут пригласивший его в Пады Л.К. Нарышкин (1809-1855). Лев Кириллович был, по словам Беляева, "великодушен, правдив в высшей степени, справедлив, добр до нежности, но когда возбуждена была страсть, он был неукротим, как все сильные характеры". После смерти Л.К. Нарышкина Пады унаследовали его несовершеннолетние сыновья, чьим опекуном стал Э.Д. Нарышкин (1813-1902), тамбовский землевладелец, известный своими пожертвованиями на дело народного образования.

Расцвет и окончательное формирование облика усадьбы относится ко второй половине XIX века, когда она принадлежала уже В.Л. Нарышкину (1841-1906). Легенды о своенравии Василия Львовича и кротком характере его супруги Февронии Павловны, урожденной грузинской княжны Джамбакуриани-Орбелиани, можно услышать в Падах по сей день.

После пожара, когда сгорели все сооружения усадьбы, Василий Львович Нарышкин, несмотря на некоторые колебания, не покинул насиженного места и возвел новые здания из кирпича с резными деревянными террасами и крыльцом. В то же время на четырех гектарах был разбит парк в "английском стиле", плавно переходящий в лесной массив. Материалом для дорожек и тропинок послужила кирпичная крошка, бордюры были сделаны из цветного стекла и камней.

При В.Л. Нарышкине в усадьбе велось образцовое сельское хозяйство. Здесь занимались разведением овец и лошадей. Были выстроены мельница, маслобойный, винокуренный и кирпичный заводы. Имелся сад и оранжерея с редкими растениями. На средства Нарышкиных в Падах был выстроен Народный дом. В нем помещалась библиотека и театр, на сцене которого ставились самодеятельные спектакли. Построили Нарышкины и несколько больничных зданий, которые по сию пору используются по прямому назначению. Кроме того, стоит упомянуть заведенную ими метеорологическую станцию и две школы - земскую и церковно-приходскую.

Василий Львович стал инициатором создания очерка о природе Падов и окрестностей, написанного несколькими петербургскими учеными по руководством знаменитого почвоведа В.В. Докучаева, которые исследовали территорию усадьбы в начале 1890-х годов.

Время и бездумное обращение не пощадили замечательную усадьбу. Многие ее элементы исчезли, изменился облик дорожек. Планировочная структура парка утрачена в связи с хаотичной застройкой санаторными корпусами. Трудно в зеленой гуще вековых деревьев уловить прежнюю художественную группировку зелени, всю стертую сильно разросшимся самосевом. Из сохранившихся аллей осталась главная, ведущая к основным зданиям усадьбы, обсаженная со всех сторон величественными сибирскими елями, достигающими 16-20 м высоты.

Наряду с растениями местной флоры в парке учтено 10 интродудентов: клен ясенелистый, жимолость татарская, акация белая и желтая, сирень, тополь дельтовидный, ель европейская плакучая, единственная в Саратовской области группа из нескольких экземпляров 12-14 метровой высоты сосны черной.

На месте, где во времена Нарышкиных находился чудесный фонтан из цветного стекла, сейчас стоит хрупкая фигура женщины, выполненная в стиле 50-х годов ХХ столетия.

Из зданий чудом уцелели пекарня, детская, жилые здания, где размещались покои самого Нарышкина и его жены, а существовавший между ними переход-оранжерея бесследно исчезли. Возвышается стена с воротами, окружавшая усадьбу. Домик А.И. Беляева пребывает в удручающем состоянии: остались лишь стены и часть крыши. Остальное растащили на дрова местные жители. Беляев же сделал немало для преумножения растительного мира парка, посадив редкие для этих мест насаждения: сосну черную, ель европейскую плакучую, тополь дельтовидный.

Рельеф местности - природный: крутые спуски к реке, место окружено холмами, лесами, оврагами с многочисленными озерами и целебными родниками. Усадьба стоит на государственном учете, но охраняется номинально. Большой урон усадьбе нанес строящийся уже более десятка лет семиэтажный корпус санатория.

На основании сохранившихся фотодокументов, дендрологического изучения парка необходимо воссоздать историческую композицию, некогда увязанную с расположением строений усадьбы. Восстановление и реставрацию усадьбы следует начать с основных зданий, превратив их в музей, оградить "три дуба" как не только дендрологическое чудо, но и историческую память, воссоздать поляны и другие живописные парковые уголки, а главное, возвратить из Петродворца памятник Петру I, некогда стоявший между главными зданиями усадьбы…

Использованные материалы:
- Сокольская О.Б. Зеленое зодчество Саратовского Поволжья: Исторические, ландшафтные и градостроительные предпосылки формирования объектов садово-паркового искусства. Саратов: СГУ, 1993. 125 с.

© Молодежный Информационный Центр, Центральная городская библиотека г. Саратова
Использование материалов со ссылкой на источник.
Hosted by uCoz