География История Экономика Образование Культура Личности

Марксовский район


Марксовский район - один из приволжских районов Левобережья. Площадь - 2,9 тыс. кв. км. Население - 67,6 тысячи человек, в том числе в г. Марксе - 33,0 тысячи, 58 сел.

Район выделяется наибольшей долей немецкого населения в области, в связи с чем создана национально-культурная автономия немцев Поволжья.

Находится в степной зоне заволжского террасового центрального ландшафтного района. Имеются нефть и газ. Основу экономики составляют промышленное и сельскохозяйственное производства. На базе крупнейшего в области массива орошаемых земель сложилась специализация зерно-животноводческого направления с овощеводством и кормопроизводством. Действуют два крупных предприятия: заводы "Волгадизельаппарат" и "Агат".

Маркс - центр сельскохозяйственного района. В городе есть историко-краеведческий музей. В 1924 году его посетил норвежский путешественник Ф. Нансен. Работают цирковой коллектив, 7 центров немецкой культуры, старейший в области музей краеведения. Действуют православная, лютеранская, католическая церкви, мусульманская мечеть.

Имеются сельскохозяйственный техникум, музыкальное, медицинское, 2 профессионально-технических училища.


Маркс был основан в 1765 году как немецкая колония голландским бароном Борегардом де Кано. Город - с 1918 года. До 1920 года назывался Баронск (или Екатериненштадт), затем - Марксштадт, с 1941 года - Маркс.

Массовое переселение немцев в Россию началось во времена Екатерины II и продолжилось при Павле I и Александре I. Манифест Александра I от 20 февраля 1804 года приглашал уже не любых переселенцев, а лишь “рачительных и дельных хозяев, ремесленников”, а также людей, способных заниматься плодоводством и виноградарством или же имеющих большой опыт в животноводстве, особенно в разведении лучших пород овец.

Кодекс привилегий Павла I от 6 сентября 1800 года меннонитам включал дополнительные льготы: освобождение от военной присяги и гражданской службы на все времена, освобождение от присяги на суде, свободу в выборе занятий.

Обещанные правителями России льготы и привилегии способствовали иммиграции иностранцев. Семилетняя (1756-1763) и англо-французская (1755-1762) войны принесли Европе неисчислимые беды. Князья продавали наемников и крестьян за большие деньги иностранным воюющим державам. Кроме того - крайняя нищета крестьян, вызванная неурожаями, высокими налогами и арендной платой за землю. Не легче жилось рабочим и ремесленникам. Гугеноты покинули Францию, покинули страну и гугеноты Саксонии. В 1765 году они основали на Нижней недалеко от Царицына поселение Сарепта.

Немаловажную роль сыграла активная деятельность вербовщиков, обещавших богатства всему трудовому люду.

А теперь поглубже ознакомимся с Манифестом Екатерины II от 22 июля 1763 года. Вот строки из Указа:

ДОКУМЕНТ
“Мы, ведая пространство земель нашей империи, между прочаго усматриваем наивыгоднейших к населению и обитанию рода человеческаго полезнейших мест, до сего времени еще праздно остающихся, не малое число, из которых многие в недрах своих скрывают неисчерпаемое богатство разных металлов; а как лесов, рек, озер и к коммерции подлежащих морей довольно, то и к размножению многих мануфактур, фабрик и прочих заводов способность великая. Сие подало нам причину в пользу всех наших верноподданных издать Манифест 1762 года декабря дня; но как в оном мы о желающих из иностранных в империи нашей селиться, соизволение наше вкратце объявили, то, в пополнение онаго, повелеваем всем объявить следующее учреждение, которое мы наиторжественнейше учреждаем и исполнять повелеваем.
Всем иностранным дозволяем в империю нашу въезжать и селиться, где только пожелают, во всех наших губерниях”.

По сему указу в разные страны и государства были направлены посланники (вербовщики-зазывалы) для набора иноземцев, желающих поселиться в России, и оказания им материальной помощи при переезде. По государственной линии вербовщиком был приближенный царицы граф Ребиндер и наемные зазывалы Де Боссе, Ля Роше и выходец из Голландии барон Борегардт де Кано. Последний стал основоположником будущего города-колонии Екатериненштадта. Историк Г. Берац пишет, что первые поселенцы прибыли сюда 29 июня 1764 года. В исторической литературе, а также в известном немецком журнале “Унзере Виртшафт” велась дискуссия о том, какая же колония на Волге была построена первой. Одни утверждали, что сперва стали строить колонию Нижняя Добринка, другие называли Екатериненштадт. Спор так и остался нерешенным. Видимо, строительство обеих колоний начато было в 1764 году.

В одном из указов Екатерины II, датированном 1765 годом, о межевании земель для колонистов будущего Екатериненштадта говорится: “Выбрать из празднолежащих бесспорно земель удобное к поселению место, мерою не менее определенных участков по нынешней пропорции как на 90 семей купить лесу на построение селения...” По “Экономическим примечаниям к планам генерального межевания Луговой стороны р. Волги Вольского уезда Саратовской губернии”, Екатериненштадт “положение свое имеет на отлогом косогоре... простирается дачею по обе стороны р. Малого Карамана; река Волга в жаркое время имеет глубиною до 8 сажен, шириною до 600 сажен. В реке рыба: белуга, осетры, севрюга, белорыбица, стерляди, сомы, сазаны, судаки...”

Первые поселенцы, прибывшие в Екатериненштадт, представляли из себя “сброд”. Это были люди, не имевшие навыков работы в земледелии, не приспособленные к жизни в суровых климатических условиях Заволжья. И, естественно, они стали в какой-то мере обузой для России. Императрица вынуждена была издать дополнительный указ, в котором говорилось, что принимать на поселение следует только “людей, имеющих справку о наличии у оного определенной склонности к ремеслу”. И в последующих прибывающих партиях поселенцев уже были мастеровые люди: крестьяне и ремесленники - каменщики, плотники, кузнецы, маляры, кожных дел мастера и другие специалисты из разных стран.

Основная масса переселенцев - выходцы из германских земель. Вопреки указам курфюрстов, запрещавших выезд из германских земель, переселение в Россию остановить не удалось. Наибольших размеров оно достигло в Гессене, затем в рейнских землях - Вюртемберге, Лотарингии, Эльзасе, Баварии, Пфальце, Вестфалии, Саксонии, а также в Силезии и Богемии. К немцам присоединились французы, швейцарцы, венгры, датчане и шведы. Пунктами сбора служили Рослау, Бюдинген, Нюрнберг-Верде, Ульме, Франкфурт-на-Майне. Отсюда завербованные во главе с вербовщиками направлялись в портовые города Любек или Данциг, откуда их водным путем доставляли в Петербург или другие морские порты России, из Петербурга в Москву, а из Москвы - водным путем и по суше в Саратов. По вероисповеданию это были большей частью лютеране, а также протестанты и католики.

С 1764 по 1772 год на Волге было основано 105 колоний, в том числе на Луговой стороне - 60 колоний. Численность колонистов составляла 6174 семьи или 23 404 человека. Барон Борегардт де Кано основал более двадцати колоний.

Восемь колоний населяли выходцы из Швейцарии. И название колониям дали соответствующие швейцарским кантонам: Гларус (Георгиевка), Беттингер (Воротаевка), Базель (Васильевка), Цюрих (Зоркино), Люцерн (Михайловка), Золотурн (Золотовка) и другие. Названия колониям поселенцы давали по месту своего прежнего проживания или в честь основателя или старосты колонии.

С самого начала современный город Маркс назывался Екатериненштадт (Katarinenstadt). Русские называли его Баронск, поскольку основал его барон. Соседняя колония была названа Борегардт. Рядом - колония Кано, неподалеку расположились колонии Филиппсфельд, Эрнестиндорф, Сусанненталь, названные именами детей и жены барона. Строительством нескольких колоний руководил полковник Монжу. В его честь и названы были две колонии Обер-Монжу и Нидер-Монжу.

Одна колония с самого начала строительства была названа русским именем - Орловское, в честь графа Орлова, руководившего всем переселением. А вот немецкие колонии Рязановка и Баскаковка были названы в честь главного судьи Канцелярии опекунства и окружного комиссара, непосредственно ведавших обустройством переселенцев в Саратовском крае. А Паульская колония была названа именем сына императрицы. Теперь это села административно подчиненные Марксовскому району.

Первые поселенцы прибыли на необжитые места и начали осваивать нетронутые земли. Каждая семья получила 30 десятин земли, в том числе 15 десятин пахотной, 5 - леса, 5 - выгонов и 5 десятин под строения и гумно. Семья получала также лошадь, а некоторые по две, корову, муку на пропитание, зерно на семена, плуг, телегу, веревку, лопату и другой инвентарь. Кроме того, выдавались “подъемные” деньги. Дома для первых поселенцев построили местные крестьяне Вольского округа. А в дальнейшем поселенцы уже выстраивали дома сами для себя. Прибывающих первоначально размещали в Екатериненштадте, а затем развозили по колониям.

В период переселения от казны согласно Манифесту было построено 24 церкви - 9 католических, 11 лютеранских и 4 реформаторских. Там, где не было церквей, колонисты построили молитвенные дома. В каждой церкви служил пастор (патер), а где его не было - шульмайстер. Недалеко от кирхи стояла школа. Занятия начинались 29 сентября и шли до Пасхи. Обучались дети в возрасте от 7 до 15 лет обязательно. Шульмайстеры (церковные учителя) имели в школьном доме квартиру. Около школы обязательно строили колокольню, и шульмайстер звонил в 6, 12 и 21 час.

Первые годы жизни в Поволжье были полны горя и страданий. Суровый климат, неурожаи, эпидемии. Мужчинам приходилось устраиваться на работу в Саратове - копали рвы вокруг губернского города. Не давали спокойно жить новоселам кочевники. Екатериненштадт пришлось обносить валом, строить вышки для наблюдения. Сохранилась карта защитных сооружений. По мере появления кочевников все жители покидали свои дома и уходили в лес, на Волгу. Кочевники забирали имущество, скот, угоняли в плен мужчин и подростков, чтобы потом продавать их в Китае и Турции. Кочевники разорили и сожгли полностью несколько колоний. Староста Екатериненштадта однажды обращался к императрице с просьбой отложить взимание долгов в связи с тем, что основная масса мужчин угнана в Китай. За каждого угнанного мужчину с колонии требовали 150 рублей. И Екатерина II выделила нужную сумму для выкупа несчастных.

Трудные условия жизни отпугивали иностранных поселенцев. Люди уезжали в разные концы России и за границу, чаще всего в далекую Америку. Но и покидавших Россию навсегда ожидали непредвиденные бедствия. В памяти поволжских немцев отложился, например, один трагический случай. Несколько семей, уезжавших из колонии Боаро, переправлялись через Волгу, и на одном из островов были все вырезаны. И по сей день этот остров называют островом смертей...

Жизнь поселенцев со временем стала налаживаться. Крестьяне обстроились, научились выращивать хлеб, освоили ряд ремесел, открыли хлебную биржу и начали торговлю с соседними русскими селениями, расположенными между Саратовом и Самарой. Ярмарка действовала два раза в неделю - в пятницу и воскресенье. В Екатериненштадте появились две, а затем три мельницы, фабрика по выделке кож и пошиву женских сумок и перчаток, изготовлению гребешков, веревок и канатов для речных судов.

Но снова пришла беда. В 1774 году в Екатериненштадт нагрянула дружина Пугачева. Вывезли хлеб из амбаров, соль, оружие, угнали два табуна лошадей. Забрали с собой и часть молодых парней, изъявивших желание вступить в дружину. После пленения Пугачева дружинники-колонисты понесли суровое наказание. В это время в немецких колониях пребывал поручик Гавриил Романович Державин. Проживал он в колонии Шафгаузен у колониста комиссара Вильгельми. Недалеко от селения на холме Державин установил пушки для защиты колонистов от пугачевцев.

Со временем немецкие поселения объединились в округа, уезды, вошли в состав губернии. В 1798 году в Екатериненштадтском округе, объединившем девять колоний - Боаро, Кано, Паульское, Филиппсфельд, Эрнестиндорф, Борегардт, Орловское и Обер-Монжу, проживало 3054 человека. Население Екатериненштадта состояло из 784 человек обоего пола.

Даже беднейшие из колонистов, по свидетельству саратовского губернского землемера Леона Лебедского, прошедшего пешком от Самары до Астрахани и описавшего все Нижнее Поволжье в 1798 году, имели в своих домах деревянные кровати, на которых служившие матрасом мешки с соломой покрывались простынею. В домах колонистов было опрятно и чисто. Основной пищей являлся картофель, клецки, бараний суп, молоко с ржаным хлебом, а зимой - квашеная капуста с салом.

В колонии Katarinenstadt стояли тогда три кирхи - лютеранская, католическая, реформатская. Имелось восемь деревянных торговых лавок, где торговали колонисты и русские.

“Жители отменно отличаются против прочих в закуплении пшеницы и табаку... стиранием табаку, русского и немецкого, имеют мастерство... - отмечал Лебедской. - При некоторых домах сады с яблоневыми, грушевыми, сливовыми, вишневыми деревьями. Женщины сверх полевой работы прядут лен, посконь, шерсть, ткут холсты и сукна”.

Как видно из записок очевидца, в конце царствования Екатерины II жизнь в немецких колониях с каждым годом улучшалась. Документы свидетельствуют, что колонисты поддерживали торговые отношения с Петербургом и Москвой, имели выход за рубеж.

Встав на престол, Павел I одним из своих указов ввел новые льготы поселенцам. Неудобные земли, отведенные ранее колонистам, в отдельных случаях были заменены удобными. Это позволило расширить посевные площади, увеличить количество сортов культур. Характерно отметить, что колонисты, как правило, распахивали землю двуконным плугом, а не сохой.

Вот что писал об этом в 1843 году М. Жданов в “Путевых заметках по России”:

“Проезжая колонии, не видишь совсем хлебных полей, они отделены верст на 20-25 и на 30 от жилищ, потому что ближайшие к селению поля засевают торговыми, в особенности же корнеплодными растениями. К первым исключительно принадлежит табак американский, немецкий и русский, ко вторым - картофель, морковь. В значительном количестве также разводят и тыквы. Ближайшие к колониям поля, можно сказать, обращены в огороды”. Далее он описывает работу колонистов - “порядочно одетых, в соломенных шляпах”. Большое впечатление произвели на автора заметок способы обработки земли. Полевые или земледельческие орудия представляли двуконный плуг на двух колесах, борона с железными зубьями и коса. Хлеб не жнут, а только косят. Автор описывает устройство колонии. “Все колонии, - пишет Жданов, - построены хорошо, широкими правильными улицами, так что некоторые из колоний гораздо много лучше уездных городов. Дома у колонистов большие, светлые, крытые лесом, и при многих разведены сады... ”.

Сказанное убедительно свидетельствует, что жизненный уровень поселенцев неузнаваемо изменился. Необходимая пища каждого колонистского семейства: хлеб с маслом, сыр, колбаса, картофель, плоды.

“Мне подавали блины с ягодным вареньем, поджаренные пирожки со смородиной, - отмечает автор заметок. - Прошу покорно найти это у наших мужичков”.

Екатериненштадт, по словам Жданова, лучшая из колоний: она расположена на самом берегу Волги и пользуется выгодами своего положения - пристанью и рыбными ловлями. Н. Беккер в “Воспоминаниях о Саратовской губернии”, изданных в 1842 году, отмечает, что

“Екатериненштадт оживляется торговлею и сбыт хлеба составляет важную отрасль торговли, потому что там складочное место”. По рассказам старожилов и имеющимся документам известно, что в городе было много зерновых и мукомольных амбаров, принадлежащих как частным колонистам, так и общине. Из колоний зерно свозили в амбары, в которых оно хранилось и шло на продажу. Большею частью это была пшеница высоких хлебопекарных качеств, которую баржами отправляли в разные города России. Кроме того, заметное место в торговле занимал американский сигарный табак. Екатериненштадтский округ являлся центром выращивания табака на Волге, считался на втором месте по его производству в России. Каждая семья в среднем выращивала по 90 пудов табака. Пуд табака стоил в то время 2 рубля 15 копеек - 2 рубля 20 копеек. Корова стоила 3 рубля, лучшая лошадь - 6 рублей. Из всех ремесел выращивание табака служило основным источником дохода каждой семьи.

Широко развито было в округе и такое ремесло как соломоплетение. Этим ремеслом занималось все население. Дети начинали осваивать ремесло с восьми лет. Учителя обязательно проходили двух-трехмесячные курсы обучения соломоплетению. Из соломы и лозы деревьев и кустарников плели шляпы, сумки, корзинки, различные пояса, стулья, кресла, столы, детские кроватки. Как явствуют архивные документы, дети зарабатывали за сезон (осень, зима, весна) до 16 рублей, женщины - 60-70 и мужчины - до 120 рублей. По тому времени это были огромные деньги. Жили немецкие крестьяне в основном зажиточно. В 1838 году на одну немецкую семью приходилось в среднем по 6 лошадей, 3 головы крупного и 2 мелкого рогатого скота, 9 овец, 3 свиньи, 13 голов домашней птицы.

Доходы населения Екатериненштадта позволили построить из красного кирпича лютеранскую, католическую и православную церкви, а также открыть в 1832 году первое русское реальное училище, выпускники которого становились старостами, писарями, учителями, священниками и даже надзирателями. Ускорился прирост населения в округе. Согласно данным пятой ревизии 1788 года в Екатериненштадте проживала 141 семья - 636 человек обоего пола, а по 10-й ревизии 1857 года насчитывалось уже 423 семьи - 4354 человека. Из приведенных цифр видно, что численность семьи возросла в два с лишним раза или в среднем каждая семья насчитывала десять человек.

Вот что говорится о главном городе поволжских немцев во втором томе Настольного энциклопедического словаря: “Екатериненштадт составляет торговый центр немецких поселений. Жителей (1887 г.) 6077 человек; 4 церкви (2 лютеранских, 1 католическая и 1 православная), 3 школы, детский приют, больница. Торгово-промышленных заведений 133, из них 80 лавок, заводы пивоваренный, мыловаренный, кирпичный, крупная мельница, 15 шерстеваляльных заведений. Обширное хлебопашество, разведение табаку и скотоводство”. Начало и середину XIX века надо считать временем экономического подъема всех немецких колоний Поволжья. Летом 1837 года здесь побывал наследник российского престола, будущий император Александр II. В составе свиты был и главный его наставник Василий Андреевич Жуковский. Перед отъездом наследника в путешествие сам Николай I наказывал поэту все увиденное заносить в журнал, “чтобы видели вещи как они есть, а не поэтически”. И Жуковский составил подробный отчет и, кроме того, вел дневниковые записи. Из них узнаем, что “изволил проезжать чрез Баронскую колонию Государь Наследник, а в Унтервальдене (ныне село Подлесное Марксовского района.) останавливался у г. Мейнгардта”. “Дом у него прекрасный, - отмечал Жуковский, - и хозяин в память высокого посещения Царственного Гостя сделал на балконе золотыми буквами надпись, что его Высочество осчастливил посетить скромное его жилище такого-то числа и месяца”.

Осенью 1848 года жители Екатериненштадта и присоединившиеся к ним все жители немецких колоний решили поставить памятник Екатерине II. Все население приняло участие в сборе средств. Собрано было более 14 200 рублей серебром. Староста Екатериненштадта Петер Липперт сделал взнос в сумме 1 тысячу рублей. Бронзовый монумент был изготовлен в Санкт-Петербурге профессором бароном фон Клодтом и установлен в Екатериненштадте 4 октября 1851 года. Скульптор изобразил императрицу сидящей на троне с грамотой в одной руке. Скульптура стояла на высоком мраморном пьедестале. На угловых чугунных столбах ограды были изображены гербы России, а на средних столбах - гербы Саратова.

Памятник Екатерине Великой в городе, переименованном после Октябрьской революции в честь Карла Маркса, снесли в начале 30-х годов, а в годы войны отправили в переплавку...

В семидесятые годы прошлого столетия Александр II издал несколько указов, ограничивавших права немцев-колонистов. Был принят закон о новом управлении колониями, о запретах переселений из-за границы. В 1871 году император упразднил высший орган управления колониями - Канцелярию опекунства иностранных поселенцев - и подчинил их Министерству государственных имуществ, издал закон “Правила об устройстве поселян-собственников (бывших колонистов)”. Эти царские указы вызвали серьезное беспокойство среди немецкого населения и послужили первым толчком для эмиграции. Вскоре вышел закон о распространении воинской повинности на всех немцев колонистов. После этого эмиграция колонистов в Америку приняла массовый характер.

Исследователи называют две причины отъезда немцев - боязнь русификации и воинская повинность. Центром (или пунктом) эмигрантов-колонистов стал Екатериненштадт. Подсчитано, что до 1914 года в Америку выехало примерно 400 000 поволжских немцев. Они там основали немало городов. Есть в Америке и свой Катариненштадт, многие другие носят названия бывших поволжских колоний. Удивительно, но улицы в этих американских городах носят названия Саратов, Самара, Волга и тому подобное. Даже там, в Америке, поселения группируются вокруг Катариненштадта, а жителей этих городов называют русскими немцами! В магазинах и библиотеках встречается много книг о жизни поволжских немцев, о российском городе Марксе. С недавних пор американские немцы, выходцы с Волги, нередко навещают родину своих предков...

В 1880 году в российском Екатериненштадте братьями Шеффер были основаны кустарные мастерские. Здесь начали выпускать плуги, бороны, веялки и другие сельскохозяйственные орудия для всех немецких колоний. В дальнейшем кустарные мастерские переросли в крупное промышленное предприятие, из ворот которого вышел первый российский трактор. Но это было уже после революции. А в годы русско-японской войны, первой мировой и гражданской войн завод “Возрождение” выпускал продукцию для армии - изготавливал фуры, тачанки и другие необходимые вспомогательные средства.

В годы русско-японской войны в России усилились антинемецкие настроения. Не последнюю роль в этом сыграл и принятый в Германии закон о двух подданствах, подхлестнувший волну эмиграции. Богатые семьи поволжских немцев стали переводить свои капиталы в другие страны.

В сентябре 1914 года, когда началась первая мировая война, в царской армии служило около 300 000 немцев. Большинство из них были немедленно переведены в Закавказье. Царское правительство принимает закон о воспрещении иностранным подданным всякого рода актов об установлении и переходе права собственности, права залога, права владения недвижимыми имуществами. Вскоре был принят закон об отчуждении земель у немцев, проживающих в 100-150 верстах приграничной полосы, ряд других законов. 13 декабря 1915 года был подписан указ о выселении немцев в Сибирь. Правда, начали выселять только из приграничных районов. Но и этого было достаточно, чтобы зажиточные колонисты Екатериненштадта и других колоний стали спешно покидать Россию вместе со своим капиталом. В марте 1917 года Николай II отрекся от престола. Он так и не успел исполнить принятый антинемецкий указ. Временное правительство во главе с Керенским лишь приостановило его действие, но не отменило.

В городе были сформированы местные городские и волостные органы власти Временного правительства. Среди всех выделялась милиция своим несоразмерно большим штатом. Возглавил милицию некий Фишер - студент, сын торговца. Помимо существовавших органов власти Временного правительства был создан Комитет общественной безопасности, который состоял из местных богачей, помещиков и кулаков. Председателем Комитета был Ф.Ф. Шеффер - хозяин механических мастерских. Городская верхушка враждебно встретила известие о большевистской революции в Петрограде и какое-то время держала в руках власть во всей округе. И только в марте 1918 года местные рабочие во главе с Александром Дотцем и с помощью 60 красногвардейцев, присланных из Николаевска В.И. Чапаевым, установили в городе и регионе советскую власть.

Председателем реввоенсовета был избран А.И. Дотц. В городе был сформирован отряд красногвардейцев в составе 250 человек. Вскоре из центра прибыл большевик Чагин (настоящая фамилия - Болдовкин) для создания партийной организации. 9 октября 1918 года родилась областная рабочая коммуна. Центром немецкой автономной области стал Екатериненштадт. Главный вопрос, который должны были решить немецкие большевики, был хлебный. А.И. Дотц вспоминал, что в короткий срок пришлось реквизировать у местной буржуазии и кулаков все излишки зерна. В августе 1919 года пришла телеграмма из Москвы с требованием отправить три железнодорожных состава зерна в течение трех дней. Через три дня в столицу полетело сообщение, что поезда с хлебом отправлены.

В 1919 году Екатериненштадт посетил всесоюзный староста М.И. Калинин. Повсеместно он разъяснял международную обстановку, и в то же время просил помощи голодающим пролетариям Москвы и Петрограда. Большевистский актив города единогласно принял резолюцию: “Мы приложим все силы, чтобы в ближайшие дни послать рабочим Москвы и Петрограда 50 миллионов пудов хлеба, о чем сейчас же сообщаем Ленину”. И хлеб был отправлен. Всего же автономная область поставила хлеба в 1918 году - восемнадцать, в 1919-м - двенадцать и в 1920 году - шесть миллионов пудов хлеба.

В регионе новой власти активно противодействовали банды Вакулина и Серова. В короткий срок был сформирован Коммунистический полк, который сражался против Деникина. Вскоре начальник местной милиции сформировал еще роту. Многие не вернулись, сложили головы в сражениях с бандами. Тела героев захоронены в братской могиле, на памятнике, установленном в городском парке, названы их имена. Как свидетельствуют документы тех лет, банды сожгли не менее 5 миллионов пудов зерна и примерно такое же количество вывезли.

Весной 1921 года засеять поля было нечем. В Поволжье разразился страшный голод. В Екатериненштадте были закрыты школы, клубы, в них были расселены дети, которых свезли со всех сел и колоний. Очевидцы рассказывали, что все живое было съедено, из голенищ кожаной обуви варили супы. В этот период в округе умерли более 46 000 человек и выехало за рубеж более 100 000 человек.

На помощь пришел Международный комитет, возглавляемый норвежским исследователем Фритьофом Нансеном. Он закупил эшелон зерна и доставил голодающим. В Екатериненштадте, переименованном за год до этих событий в Марксштадт, Нансен пробыл несколько дней.

В 20-е годы на заводе “Возрождение”, бывших мастерских братьев Шеффер, начинается выпуск тракторов “Карлик”. Это были первые тракторы в Советском Союзе. Бывший хозяин завода в Балакове, конструктор-самоучка Яков Мамин побывал на приеме у В.И. Ленина, который подписал ему чек на 100 тысяч рублей золотом для приобретения оборудования и инструментов за границей. Одновременно завод стал выпускать дизеля для судов, сельскохозяйственные машины. В 1928 году Мамин и его сыновья были направлены в Челябинск на тракторный завод. В память о конструкторе одна из улиц города впоследствии была названа именем Мамина. Модель “Карлика” стоит на постаменте на территории завода и в музее краеведения города Маркса.

В 1924 году создана Автономная Советская Социалистическая Республика немцев Поволжья. Республиканским центром был объявлен не Марксштадт, а расположенная напротив Саратова бывшая Покровская слобода, переименованная позже в город Энгельс. Однако Марксштадт продолжал оставаться культурным, экономическим и политическим центром поволжских немцев. Конец 20-х и начало 30-х годов - время широчайшего размаха сталинского беззакония и произвола. Курс на сплошную коллективизацию и ликвидацию кулачества сопровождался массовым насилием и шантажом в отношении трудового населения автономной республики. Крестьяне начали забивать скот. Данных о выселениях по Марксштадту и району не сохранилось, а в целом по Республике было выселено в 1930-1931 годах 4288 семей. Продолжалась высылка и в последующие два года. Возмущение крестьян доходило до открытых выступлений против власти.

Снова начался голод. Установили нормы отпуска хлеба: рабочим и служащим 600 граммов, членам их семей - 400, остальным - 300 граммов. В 1933 году в Марксштадте от голода умерли 740 человек. Трудно объяснить, почему после жестоких репрессий и голодных смертей, когда народ еще не пришел в себя, Республика немцев Поволжья была награждена орденом Ленина “за выдающиеся достижения в строительстве социализма”.

А потом снова накатилась лавина репрессий. В городе и районе за “диверсионную деятельность” посажено в тюрьмы и расстреляно множество безвинных людей. Среди “врагов народа” оказались руководители предприятий и организаций, учителя и священнослужители, рабочие и крестьяне разных национальностей.

В 1941 году на страну напала фашистская Германия. Жители города отдают все для победы - драгоценности, хлеб, скот, записываются добровольцами. Около восьми тысяч мужчин ушли на фронт. Жители на свои сбережения открыли в городе военный госпиталь. Колхозники села Орловское Бунин и Демин на свои средства купили самолеты для Красной Армии. Население собирало деньги, теплые вещи. Завод “Коммунист” выпускал минометы снаряды, узлы для танков Т-34, электростанции для судов.

И вот 26 августа 1941 года вышел правительственный указ о депортации немцев в Сибирь и Казахстан. Город опустел, школы и учреждения закрылись, в селах скот был брошен на произвол судьбы, на полях остались неубранные хлеба. Стояли опустевшие, покинутые хозяевами дома, бродили беспризорные животные и собаки. Об этом теперь много написано, опубликовано архивных документов. Депортация унесла много жизней безвинных людей, кровно связанных с родной землей.

Тогда же приказали именовать бывший Марксштадт городом Марксом. В настоящее время в Марксовском районе проживает 67,2 тысячи человек, из них почти половина в городе Марксе. Уже нет численного превосходства немецкого населения. Живут здесь свыше двадцати национальностей - русские, украинцы, белорусы, немцы, казахи, татары, мордва, чуваши... Они работают на нескольких промышленных предприятиях, в колхозах и госхозах. Появились в последние годы акционерные общества и фермерские хозяйства. Активно протекает культурная жизнь. В Марксе две школы искусств, три библиотеки. Открыты дома культуры, детского творчества, центр технического творчества, музыкальное училище и ставшая известной на всю страну и за ее пределами школа циркового искусства. Недавно создан краеведческий музей.

В городе отремонтирована и возрождена православная церковь, построена вновь католическая кирха и мусульманская мечеть, приступают к восстановлению лютеранской кирхи. Обсуждается проект воссоздания памятника мудрой правительнице России Екатерине Великой. И верится, что черные времена для немецкого городка на Волге миновали навсегда.

Использованные материалы:
- География Саратовской области. Саратов, 1997.
- Два века губернии. Саратовский край - из прошлого в настоящее. Саратов, 1997.
- Живописная губерния. Саратов, 2000.
- Памятники Отечества. М., 1998.
- Саратовской губернии черты. Саратов, 1997.

© Молодежный Информационный Центр, Центральная городская библиотека г. Саратова
Использование материалов со ссылкой на источник.
Hosted by uCoz