География История Экономика Образование Культура Личности

Сельское хозяйство


В результате завершения колонизации Саратовская губерния окончательно приобрела черты аграрного края с преобладанием земледельческого населения. Одной из наиболее быстро развивающихся отраслей сельского хозяйства было хлебопашество: этому способствовали значительные массивы плодородных земель.

В агротехнике и агрокультуре саратовской деревни не произошло радикальных сдвигов. Русская соха, деревянная борона, коса, грабли, вилы, серпы применялись как в крестьянском, так и в помещичьем хозяйствах. В Заволжье, где одноконные и двухконные сохи не в силах были выворотить пласт целины, крестьяне распахивали целинные земли тяжелым однолемешным украинским плугом, в который впрягали до 5-6 пар волов. Молотили хлеб, как и повсюду, цепами и более примитивными средствами. Молотильные, сортировочные машины и веялки встречались редко и лишь в больших помещичьих имениях.

Господствующей системой севооборота Правобережья являлось трехполье, принесенное сюда крестьянами из центральной России. Лишь в Царицынском и южной части Камышинского уездов, в условиях меньшей заселенности и обилия неосвоенных земель также была довольно широко распространена экстенсивная переложная система без правильного чередования озимых и яровых посевов, а также пара, с крайне поверхностной обработкой почвы. Почвы удобрялись лишь в некоторых селах северной части Кузнецкого и Петровского уездов на участках, где сеялись наиболее ценные культуры - лен, конопля, пшеница. Низкий агротехнический уровень земледелия приводил к значительным колебаниям урожайности зерновых в Саратовской губернии.

В Правобережье сеяли главным образом рожь и овес, в Заволжье пшеницу-белотурку, которой, по сведениям современников, к концу 1830-х гг. засевали 90 % полей. В дальнейшем посевные площади под пшеницей постепенно возрастали и в нагорной части края.

Рост спроса на хлеб на всероссийском рынке и внутри губернии способствовал увеличению посевов хлебов, особенно в 1840-1850-х гг. Саратовский край превращается в один из известных в России районов по производству товарного хлеба. Но в условиях феодально-крепостнического строя при господстве помещичьей собственности на землю и сковывании инициативы крестьян-предпринимателей хозяйственное освоение края отставало от роста его населения. Если в первом десятилетии XIX в. по сравнению с 1785-1796 гг. размеры посевов хлебов в расчете на душу населения выросли с 1,15 до 1,61 четвертей, то к 1815 г. они сократились до 1,5, а к 1830 г. - до 1,34. Лишь в 40-50-е гг. размеры посевов несколько стабилизировались и составляли 1,38 четв. (с учетом посевов картофеля). Крепостнические отношения тормозили развитие производительных сил, в результате в крае значительная часть территории оставалась необработанной вплоть до второй половины века.

Хотя и медленно, в Саратовском Поволжье происходило развитие производительных сил в сельском хозяйстве. Образовавшиеся в Заволжье и южных уездах Правобережья крупные излишки хлеба придавали земледелию торговый характер. "Свободные сельские обыватели", как и остальные категории крестьян, испытывали на себе тяжелый крепостнический гнет. Но их юридическое и имущественное положение было менее трудным по сравнению с помещичьими крестьянами. Выгодность производства товарного хлеба, близость важного торгового пути - Волги приводят к росту цен на землю. Чем ближе к Волге, тем выше стоимость земли. Лучшие по плодородию участки в долине реки Малый Иргиз продавались по 70 руб. за десятину, а земли, прилегающие в том же месте к Волге - по 100 рублей. Развитию товарности в земледелии способствовал и именной указ 1801 г. о предоставлении купечеству, мещанству и казенным крестьянам права покупать незаселенные крестьянами земли.

Значительное распространение получает субаренда. Купцы, дворяне, зажиточные крестьяне, пользуясь тем, что найм казенной земли был недоступен большинству крестьян, которые не могли платить залоги в обеспечение исправного взноса оброчной суммы и точного выполнения заключенных условий, арендовали земли, а затем мелкими участками по произвольно повышенным ценам сдавали в аренду нуждающимся крестьянам. В Заволжье и прилегающих к сплавным рекам районах Правобережья в торговое земледелие были втянуты десятки тысяч крестьянских хозяйств, что создавало благоприятную почву для расслоения в их среде. Зажиточные крестьяне сосредоточивали в своих руках землю, скупая и арендуя её не только у казны и помещиков, но и у обедневших односельчан, засевая таким образом от 30 до 500 и более десятин на семейство. Подобные купеческие, мещанские и крестьянские хозяйства велись с применением наемных работников. В то же время 32,5 % государственных крестьян Правобережья страдали от малоземелья. имея душевой надел ниже среднего - менее 5 дес. Некоторые из них вынуждены были идти в батраки к зажиточным односельчанам.

Развитие товарного хозяйства, рост малоземелья способствовали формированию рынка рабочей силы. В Саратовский край начался прилив сезонных рабочих, которых привлекали сюда сравнительно высокие заработки. Основная масса шла в Заволжье. В период уборки хлебов только в Николаевском уезде насчитывалось от 100 до 120 тыс. приходящих работников из разных губерний России.

Многие помещики, имевшие земельные владения в Заволжье, степных районах Правобережья, при сплавных реках и в окрестностях Саратова, Вольска, Хвалынска и Царицына, то есть там, где было наиболее развито товарное земледелие, переходили к капиталистическому производству, широко используя наемный труд.

В отличие от некоторых помещичьих хозяйств Заволжья и районов товарного земледелия Правобережья, типичным для Правобережья оставалось господство крупного помещичьего хозяйства, основанного на феодальной собственности на землю и применении труда крепостных крестьян. Однако и здесь ориентация помещичьих имений и хозяйств крестьян на производство хлеба для продажи вела к неизбежному превращению натурального хозяйства в товарно-денежное. Многие помещики являлись владельцами винокуренных заводов, которые были крупными потребителями зерна. Пытаясь приспособить свои хозяйства к развивающемуся товарному производству, помещики не только отстаивали крепостную систему, но видели выход из создавшегося положения в усилении феодальной эксплуатации как барщинных, так и оброчных крестьян.

Как и в черноземных губерниях, в Саратовской преобладала барщина. Барщинные крестьяне составляли 72,4 % помещичьих крестьян.

В первой половине XIX в. наблюдается повсеместный рост помещичьей запашки. Около 2600 помещиков для ведения своего хозяйства использовали 1 277 953 дес. удобной земли, а более 301 тыс. ревизских душ крепостных - 1 002543 дес., в том числе пашенной земли у помещиков было 816 113 дес., а у крестьян - 818724 дес. Таким образом, помещичья запашка почти равнялась крестьянской. Несмотря на наличие у помещиков свободных земель, крестьянский надел в первой половине XIX в. сокращался. В конце 50-х гг. средний надел помещичьих крестьян составил всего 4,9 дес. на душу.

С процессом лишения крестьян земли было связано увеличение числа дворовых. Только с 9-й (1851 г.) по 10-ю (1857 г.) ревизии их число в губернии выросло с 15 529 до 22 148 д.м.п. . Рост числа дворовых в определенной степени был связан со стремлением некоторых помещиков накануне отмены крепостного права перевести часть своих крестьян на положение дворовых в целях сохранения за собой большего количества земли. Увеличение размеров помещичьей запашки было тесно связано с усилением барщинной эксплуатации. Законом от 5 апреля 1797 г. была установлена трехдневная барщина. В дальнейшем она все увеличивалась и стала занимать 4 - 5 и даже 6 дней в неделю . Даже в тех случаях, когда барщина в течение года не превышала трех дней, в разгар сельскохозяйственных работ она везде была более продолжительной и приходилась на лучшее для работ время. Пытаясь максимально увеличить запашку и использовать труд крепостных, некоторые помещики, особенно в малоземельных имениях, переводили крестьян на месячину, полностью лишая их наделов.

Выгодность товарного земледелия увеличивала число таких помещиков, которые, считая барщинное хозяйство более рентабельным, в погоне за повышением доходности своих хозяйств переводили оброчные имения на барщину. Во многих имениях получили распространение смешанные формы эксплуатации.

Принятая система усиления феодальной эксплуатации приводила к разорению крестьянских хозяйств и оказывало отрицательное воздействие на развитие производительных сил. Такое положение было неизбежным следствием того, что производительность крестьянского труда при работе на помещика была значительно ниже, чем в собственном хозяйстве. Это обстоятельство было сильнейшей преградой на пути расширения барских запашек. С малой эффективностью труда крепостных помещики боролись крепостническими методами, в первую очередь используя урочную систему. Нелегкие сами по себе, при крайне примитивных средствах производства в руках крепостных, "уроки", как правило, превышали возможность среднего крестьянского двора, в результате чего выполнить в срок их было невозможно. Это ставило перед необходимостью дорабатывать уроки в "свои дни".

Усиление крепостнической эксплуатации в оброчных имениях отразилось на росте денежного оброка. Одновременно с ростом размера денежной выплаты оброчные крестьяне, как и барщинные, остро ощущали малоземелье. Последнее обусловливалось невыгодностью для помещика расширять применение труда крепостных, в том числе и оброчных, на своих землях и стремлением отдать земли в аренду свободным предпринимателям, что приносило им большую прибыль.

Не имея прожиточного минимума, помещичьи крестьяне не всегда могли уплатить все возрастающие денежные оброки. Недоимки взыскивались со всякого рода строгостями и наказаниями вплоть до ссылки на поселение в Сибирь и отдачи в рекруты. Широкое распространение подобных мер свидетельствует о значительном повышении к этому времени интенсивности эксплуатации оброчного крестьянства.

Развитие товарности крестьянского хозяйства неизбежно вело к социальной дифференциации крестьян.

Зажиточные крестьяне, как правило, не ограничивались имеющимся наделом, а снимали в аренду помещичью землю и оброчные казенные статьи - пахотные и сенокосные участки, водяные мельницы, рыбные ловли, откупали торговые места, заводили небольшие промышленные предприятия. В их хозяйствах применялся труд наемных работников из числа своих же обедневших односельчан. Были случаи, когда разбогатевшие крестьяне-оброчники в обход закона обзаводились даже крепостными, которых передавали по наследству.

Новые капиталистические отношения начали все глубже проникать в деревню. Происходил необратимый процесс постепенного изменения мелкого крестьянского хозяйства. Крестьянство утрачивало социальную однородность, часть из них разорялась, превращаясь в батраков, незначительное количество формировало сельскую буржуазию. Однако новые явления сдавливались господством феодального строя и усилением помещичьей эксплуатации, сужавшей возможности крестьянского накопления. Пока сохранялись устои феодального общества, расслоение крестьянства не могло получить полного оформления.

Использованные материалы:
- История Саратовского края: С древнейших времен до 1917 года. Саратов: Регион. Приволж. изд-во "Детская книга", 2000. 416 с.
- Очерки истории Саратовского Поволжья. Т.1: С древнейших времен до отмены крепостного права. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1993

© Молодежный Информационный Центр, Центральная городская библиотека г. Саратова
Использование материалов со ссылкой на источник.
Hosted by uCoz