География История Экономика Образование Культура Личности

Губер Э.И.


А ты!.. Нет, девственная лира
Тебя, стыдясь, не назовет,
Но кровь певца в скрижали мира
На суд веков тебя внесет.
Влачись в пустыне безоглядной
С клеймом проклятья на челе!
Твоим костям в могиле хладной
Не будет места на земле!

Несколько высокопарный стиль отличает эти строки, как и непривычная лексика. Что удивительного? Первая половина XIX века... Но разве не берет за душу искренность, непосредственность строк, которые дышат горечью и сарказмом! Эти строки были сочинены в 1837 году на смерть Пушкина. Проникнутое ненавистью к убийце того, кого называли "солнцем русской поэзии", стихотворение в то же время дышит любовью, которую питал автор к Александру Сергеевичу.

Автором этих строк был уже известный литературному Петербургу поэт Эдуард Губер. В тот год ему исполнилось двадцать три.

Имя Эдуарда Ивановича Губера сегодня для многих из нас как бы выходит из забвения, будучи до сего дня известным лишь узкому кругу специалистов — историков литературы. А ведь в 1859-1860 годах в издательстве "Смирдин-сын и Ко" вышел трехтомник его стихов. Автор предисловия А.Г. Тихменев, близко знавший поэта, писал: "Окружающая жизнь не удовлетворяла его, желчь и ненависть к неправде кипели в нем, выражаясь в неопределенных формах с примесью мистицизма, от которого стоило ему высвободиться большого труда. Этот… непрерывный труд образовал в его характере ту странную смесь непосредственности с тяжелыми, угловатыми проявлениями, которые нередко поражали даже друзей его. От этого вечно задумчивые взоры, эта небрежность ко всему внешнему, эта беспредельная беззаботность, эта оригинальная резкость манер вместе с тонким чутьем дружбы, вместе с потребностью любви, от этого желчная бледность лица, болезненность организма — все то, чем был все-таки незабвенный, всеми любимый Губер".

Эдуард Иванович Губер родился в 1815 году в немецкой колонии Messer — ныне селение Усть-Золиха тогдашнего Камышинского уезда, теперь Красноармейского района. Это была одна из первых немецких колоний, основанных на юге России. Именно здесь, в Усть-Золихе, духовным наставником колонистов был Иоганн Самуил Губер, человек в вышей степени религиозный и начитанный. В семье этого лютеранского пастора в первый день мая 1814 года родился сын, нареченный Эдуардом. Он был четвертым ребенком в семье и, по воспоминаниям отца, "был, подобно братьям и сестрам своим, здоров и силен; только цвет лица у него был бледный; не было никаких признаков ни слабого сложения, ни страшной болезни сердца, развившейся впоследствии".

Восемь лет, прожитых в отчем доме, оставили глубокие впечатления в душе будущего поэта. Первые уроки чтения и письма, конечно, на немецком языке, на котором исключительно говорилось в доме, получил он от своей матери. Отец запомнился ему долгими вечерними беседами.

Отца Эдуард уважал, однако сильнее он любил мать. Позднее он напишет ей сыновние слова признания: "Благодарю, тысячу раз благодарю за вашу немалую любовь… Много сокровищ хранит человеческая память; но самое драгоценное, самое прекрасное из этих сокровищ есть святое воспоминание о добрых родителях. Я наслаждался этим счастьем в высшей полноте его..."

Родители отвечали сыну такой же привязанностью, воспитывая его, как и других детей, но в то же время отмечали у Эдуарда большие способности. С четырех лет мальчик начал учиться читать, а к семи стал... сочинять стихи. Естественно, на родном немецком языке.

А отец, которому пасторство в Усть-Золихе если и не приносило богатства (а он жил здесь с 1807 года), то прибавляло авторитета и у прихожан, и у коллег, вскоре получил повышение. В начале 1823 года И.С. Губер переводится в Саратов членом лютеранской консистории. В губернский город он переезжает, естественно, вместе с женой и детьми. В жизни девятилетнего Эдуарда начинается важный период, во многом определивший его будущее.

В Саратове Эдуард стал серьезно заниматься уроками, учился латинскому и греческому языкам у своего отца. Большое влияние на него оказал друг семьи и домашний учитель Игнатий Фесслер. Этот выдающийся ученый и политик, в недавнем прошлом профессор восточных языков и философии Петербургской академии, находился тогда в негласном изгнании. Обвиненный в безбожии, он потерял кафедру в академии и был удален из Петербурга. Его назначили членом Комиссии по составлению законов, отправив в городок Вольск Саратовской губернии. При поддержке тамошнего знаменитого купца Василия Злобина Фесслер построил церкви, дома призрения и больницы в Вольске, Саратове, Хвалынске, Царицыне, Камышине.

По приезде в Саратов у маленького Губера появился учитель русской словесности Волков. В очень короткое время Эдуард освоил русский язык и через четыре месяца в 1824 году смог поступить в Саратовскую губернскую гимназию. Это учебное заведение в 20-е годы прошлого века — заметный просветительский центр в Саратове, где была единственная большая библиотека. Да и сам дух, царивший здесь, отличался известным демократизмом (если учесть, что совсем недавно было разгромлено восстание декабристов). С чувством глубокого уважения гимназисты относились к преподавателю русской словесности Федору Ивановичу Волкову. Он готовил Эдуарда Губера в гимназию, он же и оказался главным его духовным наставником во время учебы. Волков и разгадал незаурядный поэтический талант своего воспитанника. Именно ему Губер передал свои юношеские литературные упражнения, которые учитель бережно хранил и передал биографам после смерти поэта, исполняя его завещание.

Первые стихи Губера были, конечно, слабы и подражательны, но в то же время свидетельствовали о несомненном даровании начинающего автора.

Рядом с Эдуардом всегда были друзья-гимназисты И. Кудрявцев и А. Горбунов, по-мальчишески крепко сблизился он и с Николаем Зининым. Могли разве Николай Зинин и Эдуард Губер думать, что один из них станет замечательным русским химиком, действительным членом Академии наук, основателем и председателем Русского химического общества, учителем Александра Бутлерова и Александра Бородина… А другой хотя и не сразу, но выберет поэтическую стезю, познакомится с Пушкиным и познакомит русского читателя с "Фаустом" Гете...

Эдуард блистательно закончил гимназию. К торжественному акту написал стихотворение "К друзьям", в котором говорил о желании... сделать военную карьеру. Как и другие выпускники, Эдуард стремился в Петербург, — но ни связей в столице, ни средств на учебу нет.

И тут ему на помощь пришла Мавра фон Гейм, умная и образованная женщина, еще недавно блиставшая в столице. Заброшенная волею судьбы в провинциальный Саратов, фон Гейм всегда оставалась для Губера добрым другом и советником. Она снабдила своего юного саратовского друга рекомендательным письмом к своему дальнему родственнику в Петербурге. Этим дальним родственником оказался... Василий Андреевич Жуковский.

Уже на втором году учебы в Петербургском Институте корпуса путей сообщения Эдуард Губер написал в конце 1831 года в "Северном Меркурии" свое первое стихотворение "Разочарованный". И в дальнейшем поэзия этого автора часто несет на себе, сохраняя черты романтизма, печать разочарования, неудовлетворенности, безысходности. Постепенно Губер приобретает славу мрачного поэта, в творчестве которого кладбищенские мотивы станут чуть ли не обязательными. Не отвергая, конечно, этих мотивов в его творчестве, скажем и о том, что в завершающий период жизни новые социальные аспекты появились и в собственном, и в переводческом творчестве Губера (а что это именно творчество — подчеркивается всеми современными критиками без исключения).

Вот строки из письма М.А. фон Гейм в Саратов: "Пламенные мысли Шиллера и теперь волнуют грудь мою и стремят ее к высокому и неприступному. Его вера—моя вера, святая истина, проповедуемая им, — мой лучший идеал, мой ум, мое сердце, мое чувство, воля, — вся жизнь моя!" Не ограничиваясь литературными восторгами, Губер переводит четыре философских стихотворения Шиллера — "Стремление", "Надежда", "Слова веры", "Закрытый истукан в Саксе".

По совету высокообразованного Фесслера, молодой поэт вчитывается в произведения Гете и задумывает перевод "Фауста". Правда, как пишет сам, "не без страха и неверия в свои силы". Тем не менее к концу 1835 года перевод первой части трагедии завершен.

"Незрелый, бледный цвет..." Нет, Эдуард Иванович Губер, конечно же, скромничает: его перевод "Фауста" получил высокую оценку и критиков-современников, и последующих литературоведов.

Тогда же популярный журнал "Библиотека для чтения" поместил рецензию, в которой, в частности, говорилось: "Верен ли перевод г-на Губера? Верен, удивительно верен, если верность состоит в произведении посредством перевода такого же очарования, который произвел бы в читателе сам подлинник. Мы с нашей стороны, поздравляем его". И еще цитата: "Своими роскошными картинами, своим гибким, звучным стихом он заставил полюбить Гете, если и не вполне объяснял его".

Добавим к этому, что о переводческом труде Э.И. Губера с одобрением отзывались В.Г. Белинский и И.С. Тургенев. Наконец, по прошествии лет, в "Истории русской литературы" (том VI, издание Академии наук СССР, 1957 год) сказано: "Бесспорной заслугой Губера является первый полный стихотворный перевод I части "Фауста" Гете (закончен в 1835 году и тогда же запрещенный цензурой)". Итак, "Фауст" в переводе Э. И. Губера вышел в свет в ноябре 1838 года.

Дальнейшая судьба поэта и переводчика печальна... В 1839 году он выходит в отставку в чине капитана, годом позже становится сотрудником популярного журнала "Библиотека для чтения", заведует в нем отделом критики и рецензий. Чувствует себя нездоровым, мечтает побывать и отдохнуть на родине, в Саратове. Друзья отмечают у него "расстройство здоровья" и "мрачность духа".

В 1845 году выходит небольшой сборник стихов Э. Губера, тогда же он пишет известную поэму "Прометей". Этой книжке посвятил целую статью Белинский, отметивший в произведениях Губера "хорошо обработанный стих, много чувства, еще больше неподдельной грусти, меланхолии, ум и образованность". Есть в книжке и обращенное к Пушкину "Посвящение к "Фаусту".

Когда меня на подвиг трудный
Ты, улыбаясь, вызывал,
Я верил силе безрассудной
И труд могучий обещал…

Тогда неведомые муки
Глубоко в грудь переселились,
И думы в пламенные звуки,
В глаголы жизни облеклись.

Через год а "Санкт-Петербургских ведомостях" появляются его воскресные фельетоны, подписанные "Э.И." или "К.Д.С.". Наконец, выступает все более как критик и "получает в том одобрение".

Приведем цитату В.А. Соллогуба: "Он давно страдал от хронической болезни в сердце, которая осуждала его на мучительные бессоницы и предвещала ранний конец; но он не унывал духом и бодрствовал до тех пор, пока силы не изменили ему. 5 апреля 1847 года он занемог в одном доме, где был принят с давнего времени как родной, и под этим гостеприимным кровом… тихо скончался в кругу своих друзей. Болезнь его была сопряжена с тяжкими страданиями, но конец его был светел и тих.

Он умер 11 апреля. 15-го числа Губера опустили в могилу на Волковом кладбище".

Как оценивают творчество Эдуарда Губера его потомки, что скажем о нем мы, его земляки-волжане? Он стал известен как переводчик, познакомивший русских читателей с "Фаустом" Гете, а в его творчестве есть стихотворения, роднящие их с последекабристской гражданской поэзией: в них звучит протест и слышен свободолюбивый голос.

Время пролетело,
Слава прожита;
Вече онемело,
Сила отнята…
Порешили дело…
Все кругом молчит:
Только Волхов смело
О былом шумит.
Белой плачет кровью
О былых боях
И поет с любовью
О свободных днях.
("Новгород", из поэмы "Антоний")
Использованные материалы:
- Котин В. "Незабвенной памяти А.С. Пушкина". - Годы и люди. Вып.4. - Саратов: Приволжское книжное издательство, 1989.
- Молева Т. Посвящение к "Фаусту". - Памятники Отечества: Сердце Поволжья. - М.: Памятники Отечества, 1998.

© Молодежный Информационный Центр, Центральная городская библиотека г. Саратова
Использование материалов со ссылкой на источник.
Hosted by uCoz