География История Экономика Образование Культура Личности

Зинин Н.Н.


Николай Николаевич Зинин родился 25 августа 1812 г. в Нагорном Карабахе, в городе Шуше. Отец его — Николай Иванович Зинин был дипломатом и незадолго до рождения сына прибыл в Карабах для переговоров с ханом. В то время на Кавказе свирепствовала эпидемия, которая унесла из жизни родителей мальчика и его старших сестер. Через некоторое время осиротевшего ребенка отвезли в Саратов к дяде. В нашем городе прошли детские и отроческие годы великого русского ученого. В 1820 году Николай Зинин был отдан в гимназию. Преподавателей поражали отличная память и огромная работоспособность мальчика. Все это позволило ему получить глубокие знания и с отличием окончить курс учения. Часто на диспутах, устраиваемых гимназистами и их преподавателями совместно со студентами духовной семинарии, победителем выходил гимназист Николай Зинин, о котором говорили, что он знает больше преподавателей.

После окончания гимназии Николай собирался посвятить свою жизнь инженерному труду и хотел поступать в Петербургский институт инженеров путей сообщения. Но в это время умер его дядя, на деньги которого он учился. В 1830 году Зинин переезжает в Казань, чтобы поступить в Казанский университет, более доступный ему по средствам. Он становится студентом математического отделения философского (позднее физико-математического) факультета. В то время студенты делились на казенных, пансионеров и своекоштных. Казенные жили в университете и по окончании учебы обязаны были по направлению министра прослужить шесть лет на государственной службе. Николаю Зинину выбирать не приходилось: с его скромными средствами он мог быть только казенным студентом. Ректором университета в то время был Николай Иванович Лобачевский — автор неевклидовой геометрии. В студенческие годы Зинин занялся изучением математики и астрономии. Вскоре своими глубокими знаниями и блестящими способностями он обратил на себя внимание профессоров. На втором курсе за курсовую работу Николай Зинин был награжден золотой медалью. После окончания Казанского университета в 1833 году он получил степень кандидата и золотую медаль за представленное сочинение “О пертурбациях эллиптического движения планет”. Как один из самых талантливых студентов он был оставлен при университете для подготовки к профессорской деятельности.

Горя желанием заняться наукой, Николай Николаевич подал прошение о допущении его к экзамену на степень магистра физико-математических наук. В 1835 году Зинин блестяще сдал этот экзамен. Теперь совет университета должен был назвать тему магистерской диссертации. Из какой области науки будет взята тема? Из астрономии, в которую был влюблен молодой ученый? Или из физики, где он уже сделал свои первые шаги? А может быть, это будет математическая тема, связанная с работами самого Н.И. Лобачевского? Исходя из нужд университета, совет предложил Зинину химическую тему.

Почему же так получилось, что блестящему математику, прекрасно знающему астрономию и физику, совет университета предложил заниматься химией? Дело в том, что со времени его открытия (1805) и до середины 30-х годов химия в Казанском университете преподавалась на очень низком уровне. Кафедру занимали люди, ничем не выдающиеся и к тому же смотревшие на химию как на побочный предмет. Кафедра химии нуждалась в преподавателе, который не только читал бы теоретический курс и вел лабораторные занятия, но и занимался бы научной работой. Таким преподавателем совет университета считал Н.Н. Зинина, зарекомендовавшего себя с самой лучшей стороны. Летом 1835 г. Зинин был освобожден от преподавания математики, и ему поручили читать курс теоретической химии. В этом же году он начал работать над магистерской диссертацией на тему: “О явлениях химического сродства и о превосходстве теории Берцелиуса о постоянных химических пропорциях перед химическою статикою Берто-летта”. Эту тему совет университета выбрал не случайно: он хотел, чтобы будущий ученый ознакомился с существующими теориями и выработал собственное научное мировоззрение.

В октябре 1836 года Н. Н. Зинин защитил диссертацию и получил ученую степень магистра физико-математических наук. Совет университета избрал Николая Николаевича на должность адъюнкта по кафедре химии. Весной 1837 года попечитель Казанского учебного округа М. Н. Мусин-Пушкин ходатайствовал перед министерством народного просвещения о направлении Н.Н. Зинина заграницу “для усовершенствования по части химии”. Командировка была разрешена.

Трехлетнее пребывание Н.Н. Зинина за границей имело для него огромное значение: он пополнил свои знания и стал химиком высокой квалификации. Свою командировку он начал с Берлина, где слушал теоретические курсы химии у профессоров Э. Мичерлиха и Г. Розе. Работая в Берлине, Зинин не ограничивался только изучением химии, он также слушал курс лекции по математике, которой интересовался на протяжении всей своей жизни, посещал лекции по разным отраслям естествознания. Николай Николаевич увлекся изучением медицинских наук, знакомился с наиболее выдающимися сочинениями по медицине, посещал клиники и лечебницы. Из Берлина Н.Н. Зинин отправился в Гиссен к профессору Либиху, у которого пробыл более года. Его захватила та рабочая атмосфера, которая царила в лаборатории известного химика. Зинин совершенствовался в Гиссене не только в области науки, но и глубоко проникался взглядами профессора Ю. Либиха на преподавание химии и естественных наук. В лаборатории преподавание химии велось на высоком уровне: опыт и вытекающие из него следствия были поставлены на первое место. В период каникул Н.Н. Зинин посетил еще университеты и химические заводы Германии, Швейцарии и Франции. В 1840 году он работает в Париже в лаборатории профессора Ж. Пелуза, затем приезжает в Англию, где в течение месяца работает в физической и химической лаборатории Королевского общества в Лондоне. Директором лаборатории был “король физиков” М. Фарадей.

Возвращаясь на родину, Николай Николаевич проехал через Голландию и Бельгию, знакомясь с крупнейшими заводами и лабораториями этих стран. Заграничная командировка много дала Николаю Николаевичу. Он приобщился к работе виднейших химиков Европы, прослушал курсы лекций у известнейших профессоров, своими руками поработал в лучших лабораториях мира, на химических заводах он увидел применение химической науки в производстве.

По приезде в Россию Н.Н. Зинин получает разрешение министра просвещения остаться при Петербургском университете для получения степени доктора естественных наук. В январе 1841 года он защитил диссертацию “О соединениях бензоила и об открытых новых телах, относящихся к бензоиловому роду”. В ней Зинин близко подошел к современному представлению о катализе! Идеи Н.Н. Зинина в области катализа оказали благотворное влияние на развитие этой науки и нашли свое творческое развитие в работах Д.И. Менделеева.

Труды Н.Н. Зинина, безусловно, явились новым словом в теоретической и препаративной органической химии того времени и были высоко оценены русскими химиками. В марте 1841 года Николая Николаевича Зинина утвердили в степени доктора наук. В свой родной университет он вернулся 16 марта 1841 года. 5 июля этого же года Зинин был утвержден экстраординарным профессором по кафедре химической технологии, а с сентября 1841 года он приступил к чтению лекций, в которых глубина изложения материала сочеталась с популярностью всех важнейших вопросов. Его живая и образная речь, его ум и огромные знания — все это увлекало слушателей, постоянно приковывало их внимание к науке. А. М. Бутлеров впоследствии вспоминал: “Лекции его пользовались громкой репутацией, и действительно, всякий, слышавший его как профессора или как ученого, делающего сообщение о своих исследованиях, знает, каким замечательным лектором был Зинин: высокий... тон, чрезвычайно отчетливая дикция, удивительное умение показать рельефно важные стороны предмета — все это увлекало слушателей, постоянно будило и напрягало их внимание”. Не удивительно, что лекции Н.Н. Зинина посещали студенты с других курсов и факультетов.

В университете Николай Николаевич организовал занятия во вновь открывшейся лаборатории по методу Ю. Либиха. Со всей страстностью и величайшим воодушевлением разрабатывал он в лаборатории взаимные переходы и новые превращения веществ бензоильного ряда. В химической лаборатории Н.Н. Зинин начал работать по-новому, привлекая студентов старших курсов к самостоятельной научной работе. Для русских университетов того времени это было необычным явлением. Отношения профессора со студентами были простые, товарищеские. Глубокая любовь к науке, огромная эрудиция — все это привлекало к нему учащуюся молодежь. Николай Николаевич работал на глазах у своих учеников, периодически знакомя их с ходом собственных опытов. Постепенно вокруг Н.Н. Зинина собралась талантливая молодежь. Кроме А.М. Бутлерова, в это время у него работал Н.Н. Бекетов, изучавший химические процессы, идущие при нагревании. Были и другие студенты, не ставшие впоследствии такими знаменитыми учеными, как А.М. Бутлеров и Н.Н. Бекетов, но не менее преданные науке и с увлечением работавшие у любимого профессора.

Благодаря опубликованным воспоминаниям А. М. Бутлерова, можно представить себе, каким напряженным был рабочий день Зинина. В первую половину дня Николай Николаевич читал лекции и занимался научной работой, не требовавшей применения высоких температур. Органическим анализам, заключающимся в сжигании полученного органического вещества и в определении элементного состава, отводились послеобеденные часы. Сжигание производилось на раскаленных углях. Чтобы Зинин мог произвести анализ веществ, служитель должен был с утра начать топить печи и сделать солидный запас углей. В лабораторию часто приходили работать студенты. Здесь они могли обучаться лабораторным приемам и приобретать необходимые навыки, а также участвовать в семинарах-экспромтах, которые любил устраивать Н.Н. Зинин.

Начиная с 1841 года Н.Н. Зинин энергично принялся за экспериментальные исследования. Его открытие общего метода получения аминопроизводных из нитросоединений принесло Зинину мировую славу и заложило научную основу для развития анилинокрасочной промышленности. А процесс получения анилина, описанный ученым в 1842 году, получил в дальнейшем название реакции Зинина.

В 1847 году в жизни Николая Николаевича Зинина произошла большая перемена: он получил из Петербурга предложение перейти на службу в Медико-хирургическую академию. Зинин с радостью согласился возглавить кафедру в Петербурге, так как работа в столичном городе, являвшемся центром науки в России, сулила расширение научной деятельности.

Н.Н. Зинин взял на себя только преподавание химии. У него был совершенно определенный взгляд на подготовку будущих врачей. Известный химик и композитор А.П. Бородин, окончивший Медико-хирургическую академию в 1856 году, писал: “Во всех сферах своей академической деятельности Зинин проводил идею, что медицина как наука представляет только приложение естествознания к вопросу о сохранении и восстановлении здоровья. Естественные науки, по его мнению, должны играть при медицинском образовании роль первостепенных, основных предметов”. Нужно сказать, что Зинин был хорошо знаком с медицинской литературой и, работая за границей, посещал крупнейшие клиники. Свой взгляд на образование медиков Николай Николаевич настойчиво проводил в жизнь. Он стал преподавать химию будущим медикам на таком же высоком уровне, как велось преподавание химии студентам университета.

B эти годы с Зининым работал молодой артиллерист-офицер, интересовавшийся получением взрывчатых веществ, В.Ф. Петрушевский. Медико-хирургической академии суждено было стать местом успешных опытов с сильнейшим взрывчатым веществом – нитроглицерином. История взрывного дела – это история поисков новых взрывчатых веществ и новых областей применения взрыва. Среди других взрывчатых веществ нитроглицерин занимает видное место. Идеи, заложенные трудами Н.Н. Зинина, дали прекрасные результаты. Они нашли практическое воплощение в производстве взрывчатых веществ.

Вскоре после избрания Зинина академиком Медико-хирургической академии ученый поставил вопрос перед администрацией о постройке новой химической лаборатории. В 1860 году конференция академии решила “командировать за границу… академика Зинина для изучения внутреннего устройства лучших лабораторий в Европе…”.

Во время заграничной поездки Николай Николаевич посетил французские и немецкие химические центры и принял участие в Первом Международном съезде химиков в, Карлсруэ. Вернувшись в Петербург, Зинин убедительно изложил свои планы об оборудовании лаборатории и добился выделения большой суммы на ее внутреннее устройство, а также на реактивы и приборы. Чтобы успевать заниматься научной работой в 1864 году Зинин прекратил чтение лекций и был назначен “директором химических работ”. В этой должности он заведовал химической лабораторией и руководил работами студентов по аналитической химии.

Научные заслуги выдающегося ученого были высоко оценены. В 1855 году он был утвержден в звании адъюнкты по химии Петербургской Академии наук. Через три года его избирают экстраординарным академиком, отмечая при этом, что “его работы... сделались источником новых открытий в науке”. С 1865 года Н.Н. Зинин — ординарный академик по кафедре технологии и химии.

В Академии наук Н.Н. Зинин вел большую работу. Он активно участвовал в различных комиссиях, рассматривавших новые изобретения и открытия, возможности их применения в промышленности. Зинин внимательно изучил один из первых двигателей внутреннего сгорания, изобретенный Шандором. Он занимался вопросом самовозгорания каменного угля и нефтепродуктов, возможности замены каменного угля нефтью на судах. Николай Николаевич участвовал в экспедиции, посетившей уральские заводы, активно поддерживал тех русских химиков, которые проявили свой талант в теоретических и прикладных работах. По его представлению в 1868 году А.М. Бутлерову была присуждена Ломоносовская премия, а через два года Н.Н. Зинин добился избрания А.М. Бутлерова в адъюнкты и в действительные члены Академии наук.

По инициативе Н.Н. Зинина, Н.А. Меншуткина и Д.И. Менделеева в 1868 году решено было создать Химическое общество, которое ставило своей целью объединить не только петербургских, но и вообще всех русских химиков. Организацию Общества взяли на себя петербургские химики во главе с Н.Н. Зининым. Организационные собрания проходили на квартире Д.И. Менделеева, где обсуждались задачи Русского химического общества и его устав. Первым президентом Общества избрали Н.Н. Зинина.

На посту президента Русского химического общества Н.Н. Зинин пробыл до 1878 года. В этом же году он отказался баллотироваться на новое пятилетие в связи с болезнью, и его единогласно избрали почетным членом объединенного Русского физико-химического общества. В дипломе почетного члена Общества, который был ему вручен, говорилось:

“Николаю Николаевичу Зинину. В ознаменование Ваших заслуг, оказанных Вами на поприще науки, и признавая в лице Вашем главного основателя русской химической школы, а также в благодарность за десятилетнее служение Русскому химическому обществу в качестве его Президента, Русское физико-химическое общество, на общем собрании 19 декабря 1878 года, по единогласному предложению отделения химии, избрало Вас почетным членом”.

Выдающаяся плодотворная научная и общественная деятельность Н.Н. Зинина получила уже признание при его жизни не только в России, но и за рубежом. Он был избран почетным членом многих русских и иностранных научных обществ, академий и университетов: почетный член Казанского университета, член-корреспондент Петербургского общества естествоиспытателей и т. д. В 1873 году Парижская Академия наук, отмечая огромные заслуги Н.Н. Зинина перед наукой в области химии, избрала его членом-корреспондентом, в этом же году он был избран почетным членом Немецкого химического общества в Берлине и почетным членом Лондонского химического общества.

18 февраля 1880 года Н.Н. Зинина не стало. В последний путь его проводили многочисленные друзья и ученики. В России и за рубежом были проведены заседания, посвященные памяти Н.Н. Зинина. Русское физико-химическое общество увековечило память Зинина учреждением премии имени Н.Н. Зинина и А.А. Воскресенского за наилучшие самостоятельные работы русских ученых в области химии.

Н.Н. Зинин воспитал целое поколение русских химиков, многие из которых заняли почетное место в науке. Его ученики вскоре сами стали во главе собственных школ и многое сделали для развития отечественной науки. Достаточно упомянуть о физико-химической школе Н.Н. Бекетова, созданной им в Харьковском университете и в Академии наук, и о школе химиков-органиков А.М. Бутлерова, традиции которой до сих пор сохраняются в Казанском университете.

Использованные материалы:
- Андрусев М., Андрусева Е. Н.Н. Зинин, В.В. Марковников: Выдающиеся русские химики-органики XIX в. - М.: Просвещение, 1977.

© Молодежный Информационный Центр, Центральная городская библиотека г. Саратова
Использование материалов со ссылкой на источник.
Hosted by uCoz