География История Экономика Образование Культура Личности

Столыпин П.А.


Понятно, что основная трудность, возникшая при написании данного очерка — это совершенно неохватный список литературы, из которого нужно было взять самое существенное об этом саратовском губернаторе. По-видимому, целесообразно сосредоточить внимание именно на саратовском периоде жизни и деятельности Петра Аркадьевича Столыпина, рассказать о его саратовских корнях и посмертных обстоятельствах, связанных с Саратовом.

Столыпины — древний дворянский род, занесенный в родовые дворянские книги по Пензенской и Саратовской губерниям, восходящий к XVI веку. Их родовой герб описан в “Общем гербовнике дворянских родов Всероссийской империи”:

“В щите, имеющем поле в верхней половине красное, а в нижней голубое, изображен одноглавый серебряный орёл, держащий в правой лапе свившегося змея, а в левой серебряную подкову с золотым крестом. Щит увенчан дворянским шлемом и короною с тремя страусовыми перьями. Щит держат два единорога. Под щитом девиз: “Deo spes mea (Бог — моя надежда)”.

Были Столыпины в ополчении Минина и Пожарского, были армии Суворова, на Бородинском поле, среди защитников Крыма в 1853—1856 годах и среди защитников славянских народов в Балканской кампании 1877—1878 годов. Славен этот род военачальниками, государственными деятелями и деятелями отечественной культуры.

Дед Петра Аркадьевича — Дмитрий Алексеевич Столыпин (1785—1826 гг.) служил в гвардейской конной артиллерии, был военным теоретиком, был близок к декабристам. Его родная сестра—Елизавета Алексеевна Арсеньева (1773—1845 гг.), бабушка Михаила Юрьевича Лермонтова. Таким образом, Петр Столыпин и Михаил Лермонтов — троюродные братья.

Отец — Аркадий Дмитриевич — участвовал в Крымской войне, во время которой служил адъютантом командующего русской армии князя М.Д. Горчакова. Впоследствии, уже в чине генерала участвовал в русско-турецкой войне 1877—1878 годов. Последняя его должность — комендант Кремлевского дворца. Он был скульптором, писателем, ему принадлежат многие статьи, воспоминания и книга “История России для народного и солдатского чтения”. Он прекрасно играл на скрипке, сочинял музыку и завещал саратовскому отделению Российского музыкального общества ценнейшую библиотеку нот, которые были получены в Саратове с изъявлением благодарных чувств.

Мать Столыпина — Наталья Михайловна — происходила из не менее славного и даже более древнего рода Горчаковых, генеалогическое древо которых восходит к святому мученику и исповеднику Михаилу, князю Черниговскому, погибшему в Орде в 1246 году “за твердое стояние за православную веру”. По материнской линии Столыпин был внуком М.А. Горчакова — министра иностранных дел, а затем канцлера России, в юности — лицейского товарища Александра Сергеевича Пушкина.

Петр Аркадьевич родился 5 апреля 1862 года в Дрездене, куда его мать ездила к родственникам. Детство и юность его прошли в Литве. В Вильно он окончил гимназию, затем поступил в Петербургский университет в 1881 году. Будучи студентом, женился на “дочери Гофмейстера Высочайшего Двора, фрейлине Её Императорского Величества девице Ольге Борисовне Нейгардт”. В 1885 году по окончании естественного отделения физико-математического факультета университета, Столыпин поступил на службу в Министерство государственных имуществ. В 1888 году получил придворное звание камер-юнкера, перешел в Министерство внутренних дел. Начав с должности ковенского уездного предводителя дворянства, он затем стал губернским предводителем, а впоследствии — в 1902 году — назначен Гродненским губернатором. Но в этой должности он прослужил всего 10 месяцев и весной 1903 года принял новое назначение — на пост Саратовского губернатора.

В Саратов Столыпин прибыл в марте, оставив семью в Москве, у родственников жены. Старый губернаторский дом на Московской улице (постройка начала XIX века), к тому времени сильно обветшавший, стал первой резиденцией Петра Аркадьевича в Саратове. Здесь, в зале верхнего этажа, вскоре состоялась встреча вновь прибывшего губернатора с гласными городской думы, описанная местным общественным деятелем И.Я. Славиным в своих воспоминаниях:

“Из гостиной в сопровождении вице-губернатора Азанчевского вышел и направился к нам высокий, стройный, моложавый шатен средних лет в черной сюртучной паре без всяких знаков отличия. Чистое розоватое и родовитое лицо было окаймлено красивой курчавой бородкой. Вообще вся внешность Столыпина ничем не напоминала чиновника, а походила скорее на общественного деятеля. С приветливой улыбкой, просто, без напыщенных манер и жестов властности и сановитости он приблизился к нам. В его приемах и обращении не замечалось ни малейших признаков бюрократических ходулей. Началось представление. Вице-губернатор, по временам под суфлирование городского головы, называл фамилию представляемого гласного; с каждым Столыпин обменивался рукопожатием. При этом не было никаких программных речей... Некоторое время шла оживленная, простая, непринужденная товарищеская беседа с группами гласных. Во время этих бесед Столыпин указывал на то, что он смотрит на Саратов как на свой родной город. В течение своего 3-летнего управления Саратовской губернией Столыпин неоднократно подчеркивал свою родственную связь с Саратовом”.

К моменту своего назначения на пост саратовского губернатора Столыпин был уже отцом пятерых детей — все они были девочки: Мария (род. 20.12. 1885 г.), Наталья (20.03. 1891 г.), Елена (15.12. 1892 г.), Ольга (19.08. 1895 г.), Александра (31.10. 1897 г.). Летом 1903 года свершилось долгожданное событие в семье - на девятнадцатом году совместной жизни у Столыпиных 20 июля родился сын Аркадий.

Ожидая свою семью в Саратов, Петр Аркадьевич добился ассигнований на приобретение и обустройство новой резиденции губернатора — ею стал только что законченный постройкой дом Рейнеке на углу М. Сергиевской и Вольской. Рядом с ним — на углу Крапивной — вскоре была выстроена канцелярия губернатора.

В октябре 1903 года все большое семейство Петра Аркадьевича прибыло в Саратов из его ковенской усадьбы в Колноберже. Строки воспоминаний старшей дочери Марии Петровны об этом событии:

“А сам Саратов! Боже, как он мне не понравился! Кроме счастья видеть папа, всё наводило здесь на меня уныние и тоску: улицы, проведённые будто по линейке, маленькие скучные домики по их сторонам, полное отсутствие зелени, кроме нескольких чахлых липок вокруг собора. Волга оказалась так далеко за городом, что и ходить туда не разрешалось: такой в тех местах проживал темный люд, и так много там бывало пьяных. Красива только старая часть города с собором, типичным гостиным двором с бойкими приказчиками. В этих местах я снова почувствовала что-то близкое и родное, но сразу свыкнуться с этим чисто русским городом было трудно — давали о себе знать первые 17 лет, проведенные на окраине России.

Дом наш всем полюбился — просторный, с красивыми большими высокими комнатами, весь новый, чистый и — о радость! — оснащенный электричеством. Но мама эти новшества не признавала и завела у себя на письменном столе керосиновую лампу. Говорила, что электричество портит глаза...”

Петр Аркадьевич, хотя и любил семью, но из-за своей занятости времени с ней проводил мало. Если он не был в отъезде — по губернии или в столице, — то большую часть времени проводил в канцелярии. Дочь его очень сетовала на то, что в налаживающейся жизни губернаторской семьи “папа так мало принимал участия... Полчаса отдыха после обеда, во время которого он с мама ходил взад и вперед по зале, и потом полчаса за вечерним чаем — вот и всё”.

Какие же важные события произошли в период “правления” Петра Аркадьевича? Назовем лишь некоторые из них.

Летом 1903 года была заложена, а в 1905 году открыта Мариинская женская гимназия — добротное ее здание на углу Александровской (улица М. Горького) и Константиновской (ныне улица Советская) построено было по проекту саратовского архитектора А.Н. Клементьева и сохранилось до сих пор — в нем ныне размещен авиационный техникум. По прямой инициативе Столыпина в 1904 году заасфальтированы Никольская (ныне улица Радищева) и Александровская улицы, а на Большой Кострижной проведены пробные пуски газового освещения. Тогда же губернатору удалось “выбить” для города громадный заем в 965 тысяч рублей на устройство водопровода и канализации. Начата была модернизация телефонной сети. В том же 1904 году открыто в Саратове 2-е реальное мужское училище в доме Катенева на Старособорной площади — необходимые ассигнования на него также получены энергичными действиями Столыпина. А в 1905 году на Плац-параде открывается глазная больница. Красивое и просторное по тем временам здание для нее проектировал и строил под своим наблюдением местный архитектор П.М. Зыбин. Со временем это рядовое медицинское учреждение стало клиникой глазных болезней, одной из самых передовых в России. Обрело не менее красивое собственное здание на Константиновской улице Коммерческое Училище в 1905 году. До сих пор оно на своем месте и является украшением и улицы, и города, размещая в своих помещениях Саратовский институт механизации сельского хозяйства. При Столыпине открыты были новые школы, приюты, ночлежные дома — в Саратове и в уездных центрах губернии. Активно участвовала в разнообразных благотворительных акциях и супруга губернатора Ольга Борисовна — по традиции она опекала учебные заведения, музыкальное училище, детские медицинские учреждения.

Но вообще время губернаторства Петра Аркадьевича было чрезвычайно тяжелым для России и для саратовского края. В конце января 1904 года началась война с Японией. Естественно, она отразилась и на характере деятельности губернатора: нужно было контролировать мобилизационные мероприятия, организовывать поставки для нужд армии продовольствия и фуража, направлять в нужное русло энергию добровольцев и жертвователей. Был отправлен к театру военных действий местный отряд Крастного Креста под руководством графа Д.А. Олсуфьева — на проводах его губернатор произнес страстную патриотическую речь, конец которой покрыло продолжительное “ура”. Графа торжественно благословила иконой Ольга Борисовна, после чего отряд двинулся на вокзал...

Лето 1904 года, отправив семью в Колноберже, Столыпин провел в разъездах по губернии и в Саратове, занимаясь текущими делами. Он инспектировал Царицынский и Камышинский уезды, всюду находя непорядки и запустение. “Дай-то мне Бог хоть немного почистить эти авгиевы конюшни!” — пишет губернатор жене. Сохранившиеся письма к Ольге Борисовне характеризуют Петра Аркадьевича как любящего и заботливого супруга; чуть не каждый день он отправлял в Колноберже корреспонденции, в которых подробно описывал свою жизнь, обращаясь к супруге с самыми трогательными словами: “Милая драгоценная моя!”, “Олинька!” Из писем явствует, что вечерами губернатор, если он был в Саратове, имел обыкновение гулять по городу. Это подтверждается, кстати, и другими свидетельствами. Причем совершал прогулки Петр Аркадьевич в одиночестве, без охраны или сопровождающих лиц, раскланиваясь со знакомыми и приподнимая в знак приветствия к козырьку фуражки руку — на военный манер. Это было еще относительно спокойное время в губернии, не отмеченное массовыми беспорядками и волнениями, которые ближе к осени 1904 года все чаще нарушали мирное течение жизни. Неудачи на фронте раздували недовольство в тылу, его подогревали и агитаторы, находившие поддержку и сочувствие среди части земства и чиновничества. Из отпуска, во время которого Петр Аркадьевич присоединился к семье, губернатор был отозван в связи с осложнившейся обстановкой в Саратовском крае.

В Саратове, в губернаторском доме, в октябре 1905 года произошло покушение на генерал-адъютанта Сахарова, присланного из Петербурга для подавления беспорядков. В результате Сахаров был убит, а заключенной в тюрьму террористке местный присяжный поверенный А.М. Масленников послал в камеру цветы — все это говорит, насколько сложным было положение и в городе.

В дальнейшем, практически вплоть до назначения в Петербург, Петр Аркадьевич беспрерывно был вынужден заниматься усмирением крестьянских бунтов и беспорядков в Саратове и в губернии, а на созидательную работу времени почти не имел. Хорошо известны эпизоды, характеризующие Столыпина как решительного и мужественного человека, не боявшегося бесчинствующих экстремистов и сохранявшего хладнокровие перед нацеленным на него пистолетом, занесенным топором, рядом разорвавшейся бомбой.

“Он безоружным входил в бунтующую толпу, и почти всегда одно его появление, спокойный и строгий вид его так действовал на народ, что страсти сами собой утихали, и за минуту до того галдевшая и скандалившая толпа расходилась успокоенная по домам. Речи его были кратки, сильны и понятны самому простому рабочему и крестьянину, и действовали они на разгоряченные умы отрезвляюще”, — так свидетельствует очевидец событий 1905 года в саратовском крае.

Перед лицом откровенных бесчинств и погромов Столыпин не боялся использовать и силовые методы — решительными запретами революционных сходок и вызовом войск к местам беспорядков, где чаще всего дело ограничивалось наказанием зачинщиков, не принимавшим массовый характер. Нужно было иметь огромное самообладание и мужество, чтобы не дрогнуть перед изощренным коварством всевозможных врагов губернатора. М.П. Бок пишет:

“Получались анонимные письма с угрозами, что если не будет исполнено такое-то требование революционеров, то мой маленький брат будет отравлен. Понятно, что как ни были мы уверены во всей прислуге, у моих родителей все же каждый раз, когда приносили для маленького его кашу или котлету, являлось тяжелое чувство подозрения и недоверия, заставлявшее их принимать все возможные меры предосторожности”.

Но безусловно и то, что опыт работы именно в саратовском крае, пришедшийся на годы первой русской революции, убедил Столыпина в необходимости кардинального переустройства России, ибо одними запретительно-карательными мерами порядок можно было водворить лишь на время. Совершенно очевидными стали для него причины крестьянских выступлений, кроющиеся в экономическом положении крестьянства. Здесь наверняка зародились у Столыпина мысли об аграрной реформе, ставшей основным содержанием и итогом его деятельности на будущем посту премьер-министра России...

В конце апреля 1906 года Столыпина телеграммой вызвал в Петербург председатель Совета министров Горемыкин. По приезде Петр Аркадьевич тотчас выехал в Царское Село для встречи с Государем-императором. Николай II встретил саратовского губернатора весьма милостиво и в беседе сказал, что давно следит за деятельностью Столыпина в Саратове, считая его выдающимся администратором. А посему назначает министром внутренних дел. Хотя удивленный Столыпин пытался по своей скромности отказаться от столь высокого назначения, Николай настоял на своем, и Петру Аркадьевичу оставалось только вернуться в Саратов, чтобы сдать дела губернии и, забрав семью, отбыть в Петербург — исправлять вновь полученную должность.

Обстоятельства пребывания его на посту министра внутренних дел, а затем председателя совета министров хорошо известны. Скажем лишь, что связи Столыпина с Саратовом после его отъезда не прервались. Два крупнейших, прямо скажем — эпохальных события в поздней саратовской истории состоялись при непосредственном пособничестве Столыпина, использовавшего рычаги государственной власти для учреждения и открытия в Саратове двух высших учебных заведений — университета и консерватории, хотя последняя и начала функционировать в нашем городе уже после смерти Петра Аркадьевича. За поддержку решения об учреждении в Саратове университета Столыпину было присвоено в 1909 году звание “Почетного гражданина Саратова”.

Последний раз Столыпин был в нашем городе 17 сентября 1910 года. Цитата из одного упомянутого источника:

“Осмотрев “отруба” в Новоузенском уезде, он вместе с министром земледелия Кривошеиным переправился с самарского берега на саратовский где его торжественно встретило чиновничество. В зале городской думы в его честь был устроен легкий завтрак. Он прошел без речей, если не считать нескольких “простецких” приветственных слов П.М. Репина, пароходовладельца, гласного думы”.

По специальному заказу Саратовской городской думы известный художник И.Е. Репин в 1910 году написал портрет Столыпина, который был повешен в здании городской думы, а в 1918 году перекочевал в Радищевский музей, где находится до сих пор. Несмотря на “неприятие” (мягко сказано) личности бывшего саратовского губернатора в советское время, портрет всегда оставался в экспозиции, — тому способствовали масштаб личности изображенного, игнорировать который было невозможно, и имя великого русского художника, чье любое произведение может быть только гордостью всякого художественного собрания.

Много сказано и написано искусствоведами об этом портрете. Все отмечают сложный психологический образ Столыпина и тревожно-трагический колорит картины.

“Перед нами встает сложный образ человека, на плечах которого лежит груз ответственности за судьбу великой страны, готовой всякую минуту вдруг вновь взорваться неведомой силой... Багрово-красные рефлексы на фигуре — будто бы отблески пожаров той самой “первой русской революции”, звериное лицо которой Столыпин знает не понаслышке. Где-то там, за спиной, в своем еще недавнем прошлом бушуют пожары в памяти разоренных усадеб Саратовской губернии. Десятков других губерний”...

Обстоятельства пребывания Петра Аркадьевича на посту премьер-министра, его жизни и деятельности в Петербурге, а затем гибели в Киеве тоже описаны многократно и подробно. Мы их повторять не будем. Но уместно здесь рассказать о памяти, что сохранил Саратов о Столыпине и хранит до сегодняшнего дня.

Сразу же после трагического события сентября 1911 года в среде саратовских общественных, губернских и городских деятелей, лично знакомых с покойным премьер-министром, зародилась мысль об организации в Саратове музея памяти Петра Аркадьевичa Столыпина. Основная идея принадлежала почетному члену Саратовской ученой архивной комиссии Адольфу Андреевичу Тилло, который предложил избрать из членов комиссии особый комитет для организации музея и пожертвовал крупную сумму на устройство последнего. Для помещения музея он предложил отвести в доме, пожертвованном им комиссии, один из залов. В комитет по устройству музея были выбраны следующие лица: Василий Дмитриевич Юматов, Александр Осипович Жеребцов, Александр Александрович Прибытков и Петр Карлович Галлер. Комитет установил связь с семьей покойного премьер-министра и его родственниками, с разными лицами и учреждениями, с которыми так или иначе Петр Аркадьевич был связан, и отовсюду получил сочувственную поддержку и помощь — в первую очередь материальную. Кроме того, музей обогатился и ценными в историческом и художественном планах вещами — бронзовый бюст, портрет, письменный стол, мундир, кресло из киевского театра, шинель, 72 серебряных венка, возложенных в день похорон на могилу и т. д.

В 1913 году музей открылся и в процессе работы продолжал пополняться ценными экспонатами — гимназические документы П.А. Столыпина, бронзовая медаль в честь открытия памятника Столыпину в Киеве, альбом из 97 фотоснимков, относящихся к разным годам жизни Петра Аркадьевича и многое другое. Конечно, после революции музей этот был закрыт, но экспонаты в большинстве своем сохранились и их можно видеть сейчас в экспозиции областного краеведческого музея. Они появились там после длительного перерыва, приходящегося на время идеологических догм и исторических фальсификаций. Будем надеяться, что уроки из истории теперь извлечены, а память о Петре Аркадьевиче, саратовском губернаторе и саратовском дворянине, будет бережно сохранена на вечные времена. Оптимизма в этом плане добавляет событие, произошедшее в Саратове 25 декабря 1993 года.

В этот день состоялось торжественное открытие мемориальной доски П.А. Столыпина на доме, где он жил в пору губернаторства На церемонии открытия присутствовали областная и городская администрация, авторы доски скульпторы А. и В. Пальмины, предприниматель новой волны П.А. Шестернев, взявший на себя основные расходы по изготовлению, доставке (доска готовилась в Петербурге) и установке доски. И представители общественности — краеведы, историки, искусствоведы, студенты, преподаватели саратовских вузов, интеллигенция, пресса, телевидение и просто рядовые граждане, привлеченные необычайным событием. Говорились теплые прочувствованные слова о Петре Аркадьевиче, подчеркивалась его роль в прогрессивных преобразованиях в России, констатировалось восстановление исторической справедливости в отношении имени Столыпина. Была зачитана приветственная телеграмма от внука Столыпина — Дмитрия Аркадьевича. Протоиерей церкви “Утоли моя печали” о. Лазарь (Новокрещеных) освятил открывшуюся доску.

В эти дни прошли и другие мероприятия в городе. Утром в Троицком соборе служилась панихида по Петру Аркадьевичу. Днем в кинозале Нижневолжской студии кинохроники состоялся показ документальных фильмов о Столыпине. В музее экспонировалась выставка “П.А. Столыпин”, там же прошла краеведческая конференция “П.А. Столыпин. Жизнь и легенда”, на которой было зачитано около 10 докладов и состоялась дискуссия. Возрожденная в 1990 году газета “Саратовский листок” 25 декабря подготовила специальный выпуск на 6 полосах, посвященный памяти Столыпина, где опубликовано много интересных материалов и фотографий о бывшем саратовском губернаторе и российском премьере. Номер этот тиражом 10 тысяч экземпляров распространялся бесплатно.

Если учитывать и то, что в 1991 году Приволжское книжное издательство подготовило и выпустило большим тиражом объемистую монографию (26 печатных листов) “П.А. Столыпин. Жизнь и смерть”, то можно констатировать достойное возвращение в память города его “Почетного гражданина” — того, кто жил здесь и работал в течение трех с лишним лет на посту саратовского губернатора.

Использованные материалы:
- Семенов В.Н. Начальные люди Саратова. - Саратов: Издательство "Надежда", 1998.

© Молодежный Информационный Центр, Центральная городская библиотека г. Саратова
Использование материалов со ссылкой на источник.
Hosted by uCoz