География История Экономика Образование Культура Личности

Борисов-Мусатов В.Э.


Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов — один из первых русских живописцев, соединивших в своем творчестве жизненную правду с символикой, страстную любовь к природе с остро индивидуальным ее преломлением. Он входит в русское искусство в 1890-е годы — время энергичной борьбы за усиление эмоционального звучания живописи, за обогащение ее светом, воздухом, движением. Его творческая зрелость совпадает с началом XX века — эпохой лихорадочных исканий и многообразных направлений. В лице таких художников, как Врубель и Борисов-Мусатов, на смену искусству, непосредственно отражавшему реальную жизнь, приходит искусство, строящее на основе преображенной действительности свой особый мир.

По традиции считается, что Борисов-Мусатов был человеком одиноким и в жизни, и в искусстве. Это его одиночество — скорее легенда, чем истина. Энергичный, деятельный, он по натуре своей был организатором и вожаком. В русское искусство, несмотря на свою трагически короткую жизнь, Борисов-Мусатов вошел как создатель живописного направления, и имел счастье видеть молодежь, которая развивала его находки и идеи.

Борисов-Мусатов родился 2 (14) апреля 1870 года в Саратове в семье мелкого железнодорожного служащего из бывших крепостных. В раннем детстве с мальчиком случилось несчастье, — после неудачного падения у него образовался горб. Несмотря на это Борисов-Мусатов рос общительным, живым, хотя и мечтательным ребенком. На формирование его индивидуальности оказали влияние и бережное отношение родителей к его раннему увлечению рисованием, и уроки молодого саратовского живописца, выпускника Петербургской Академии художеств В. Коновалова; но главное — это впечатления от природы окрестностей Саратова, от голубой шири и глади Волги, покрытых лесом прибрежных холмов, выжженных солнцем, дышащих зноем заволжских степей. Недаром можно говорить о волжской школе живописи, к которой относятся такие прекрасные русские художники, как сам Борисов-Мусатов, Петров-Водкин, Павел Кузнецов, Уткин, Карев, Матюшин, чья живопись напоена светом, удивительно насыщена цветом.

В 1890 году, когда Борисову-Мусатову исполнилось двадцать лет, он счел себя готовым для получения систематического образования в столичных художественных школах. В течение четырех лет он учится в Москве и Петербурге, возвращаясь ежегодно на лето в Саратов. Московское училище живописи, ваяния и зодчества, Петербургская Академия художеств и особенно частная мастерская замечательного русского педагога П.П. Чистякова, посещения Третьяковской галереи и Эрмитажа, знакомство с новым живописно-эмоциональным направлением в русском искусстве, сочетавшим лиризм переживания, правду видения и достижения пленэризма – все это расширяло кругозор Борисова Мусатова. Большое влияние на формирование вкуса молодого художника оказало знакомство с творчеством В. Серова, И. Левитана, К. Коровина, А. Архипова, А. Васнецова, Н. Ге.

Первые произведения Борисова-Мусатова, показанные на ученических выставках, вызвали резкие нападки критики, причислившей его к “декадентам”, недовольство училищного начальства и горячие симпатии соучеников. Постепенно энергичный и целеустремленный художник становится главой кружка молодых живописцев, увлеченных поисками новых путей в искусстве. Способствует этому и внутренняя культура, утонченность духовного мира Борисова-Мусатова, его влечение к музыке, литературе, современной поэзии (по преимуществу символистской и неоромантической), философии.

В 1895 году Борисов-Мусатов покидает Училище и отправляется в Париж, где в течение трех зим, совершенствуясь в рисунке, работает в мастерской посредственного исторического живописца, но опытного педагога Ф. Кормона. Встреча с современным французским искусством сыграла в жизни и творчестве Борисова-Мусатова решающую роль. “Мои художественные горизонты расширились, — рассказывал он впоследствии, — многое, о чем я мечтал, я увидел уже сделанным, таким образом, я получил возможность грезить глубже, идти дальше в своих работах”.

Борисова-Мусатова увлекают два направления в современной живописи. Он знакомится с импрессионизмом в чистом, “классическом” проявлении. Одновременно ищет он и другое: живопись, в его представлении, должна быть одухотворенной, наполненной высокой поэзией. И поэтому не случайно пристальное внимание к явлениям современного искусства, отмеченным чертами символизма, затронувшего в последние десятилетия века европейскую литературу и искусство. При этом Борисову-Мусатову оказываются достаточно чуждыми философские основы символизма, особенно в мистических проявлениях, полных безысходного мрака. Привлекают же его в работах художников этого направления искренние поэтические ноты, то, что он называл “мечтой о гармонии”.

Летние месяцы Борисов-Мусатов проводит в Саратове, настойчиво работая над этюдами. В маленьком садике на сбегающей к Волге тихой улице пишет обнаженных мальчиков-натурщиков, стремясь передать с наибольшей точностью изменения цвета под влиянием меняющегося в течение дня освещения. Пишет он и свою постоянную модель — младшую сестру. Все это — подготовка к будущим большим картинам.

В 1898 году Борисов-Мусатов окончательно возвращается в Россию. В течение пяти лет он живет в родном городе, проводя лето в старинных помещичьих усадьбах Слепцовке и Зубриловке, в тенистых парках которых рождаются замыслы картин. Жизнь художника заполнена столь напряженной работой, что кажется, будто он знает, как мал срок, отпущенный ему судьбой.

Почти сразу же после возвращения Борисова-Мусатова охватывает чувство, которое ныне получило название “ностальгии конца века”. Причина в болезненно острой реакции на социальные противоречия “железного, воистину жестокого века”, особенно ощутимые в растущем, богатеющем и вместе с тем глубоко провинциальном Саратове. Желание уйти от “грязи и скуки”, от “чертова болота”, от духа стяжательства и пошлого быта становится у Борисова-Мусатова все настойчивее. И возможность вырваться, хотя бы духовно, из своего окружения он находит в создании совершенно особого живописного мира, полувымышленного, полуреального. Такой уход в собственный мир чувств и образов — удел многих русских и европейских художников, поэтов, композиторов рубежа двух столетий.

Период творческих успехов, полного расцвета таланта Борисова-Мусатова открывается 1901 годом. Продлится он недолго — всего пять лет, и оборвется смертью художника. Сделав две-три попытки обратиться к сюжетам античности (в оставленной на стадии эскизов картине “Рабы”, в пастушеской идиллии “Дафнис и Хлоя”), Борисов-Мусатов бесповоротно отдается живописно-лирической теме: милой его сердцу поэзии русской природы и старины, прекрасной своей одухотворенностью русской женщине. Именно в эти годы вырабатывае он и живописную систему, последовательную и гибкую одновременно, декоративную по сути, но обогащенную живым отношением художника, прошедшего школу импрессионизма, к проблемам света, к всегда динамичной фактуре картины.

Первым произведением, в котором художник сумел синтезировать впечатления от натуры, увидеть в частном, конкретном общее, стала “Весна”. Именно эта работа дает возможность проследить, как импрессионистические начала вытесняются в творчестве мастера декоративными. И если трепетный мазок, фактура красочной поверхности остаются импрессионистическими, то картина в целом, с ее продуманной композицией, определенностью и равновесием цветовых плоскостей, изысканностью рисунка цветущих ветвей — произведение уже иной системы — декоративной. Слышатся в ней и отголоски японского искусства, сильно влиявшего на европейскую живопись (и графику) последних десятилетий XIX века.

Основной работой 1901 года стала картина “Гобелен”, самое название которой говорит о декоративных задачах, поставленных художником. Реальные впечатления, лежащие в основе “Гобелена”, были почерпнуты Борисовым-Мусатовым в Зубриловке. Отныне место действия большинства его картин — терраса, пандусы, лестница чудесного зубриловского дома, построенного в 80-х годах XVIII века, лужайки, аллеи таинственного и романтического зубриловского парка. Пейзаж входит теперь во все произведения Борисова-Мусатова не фоном, а важнейшим компонентом. В этой картине, как и в настоящих гобеленах, когда-то поразивших воображение юноши, художнику не нужна психологическая выразительность образов, жизненная достоверность происходящего. Поэзия картины, при всей ее камерности, чрезвычайно действенна. “Гобелен” звучит как приглушенная мелодия, в которой воскресают старинные музыкальные пьесы с их отвлеченной темой, прозрачной формой, отчетливым ритмическим рисунком.

Как всегда у Борисова-Мусатова, поэзия томительной грусти о прошлом достигается приемами сугубо современными, более того, новыми для русской живописи этого времени вообще: художник отказывается от каких бы то ни было элементов иллюзорности; условность колорита поддержана плоскостностью композиции, ритмичным чередованием вертикалей и горизонталей, темных и светлых пятен. Так, в пейзаже “Гобелена” как бы извлечена из повседневности романтическая прелесть темных крон деревьев, изящных узоров ветвей и листвы, солнечных лучей, скользящих по стене дома и светлой зелени газона.

Во второй половине 1902 года Борисов-Мусатов создает “Водоем”, картину, ставшую такой же кульминацией живописных исканий первых лет XX века, какими были “Девушка, освещенная солнцем” Серова для конца 1880-х годов, “Демон” Врубеля для 1890-х, “Купанье красного коня” Петрова-Водкина для начала 1910-х годов. Для самого Борисова-Мусатова “Водоем” — главная его картина, наполненная предельно интенсивным лирическим чувством, монументально-декоративная и поэтически-реальная одновременно.

“Водоем” — первое произведение Борисова-Мусатова, которое можно назвать монументально-декоративным панно. Монументальность его обусловлена, конечно, не размером холста (хотя “Водоем” — самая большая из всех его картин), а равновесием масс, найденным с предельной точностью, обобщенностью и лаконизмом цвета, более глубокого и звучного, чем прежде. Полностью отказываясь от иллюзорной передачи пространства, Борисов-Мусатов строит замкнутую в своей плоскостности композицию, сближая первый и второй планы, исключая линию горизонта. Ритмы картины чрезвычайно продуманны. В “Водоеме” особенно четко проявились две стороны художнической натуры Борисова-Мусатова: почти математический расчет прирожденного декоративиста сочетается здесь с эмоциональностью поэта, способного втягивать зрителя в пленительный мир вымысла.

Лето 1903 года Борисов-Мусатов с женой, художницей Е.В. Александровой, проводит в двухстах километрах от Саратова, в местечке Черемшаны под Хвалынском. Здесь, среди дубовых рощ, начинает он новую картину — “Изумрудное ожерелье”. В какой-то мере она оказывается воплощением его старого замысла — воспеть лето, молодость, стремление к счастью. Недаром Борисов-Мусатов назовет “Изумрудное ожерелье” самой “языческой” своей картиной. В его понимании “язычество” — синоним пантеизма. И некрасивые, но полные женственной прелести девушки “Изумрудного ожерелья” так же бессознательно тянутся к солнечным лучам, как поворачиваются к солнцу дубовые листья и белые шары одуванчиков.

В “Изумрудном ожерелье” Борисов-Мусатов по-иному, чем в “Водоеме”, решает проблему декоративизма. Он отказывается от замкнутости построения картины. Ритмичность присуща и цветовому решению картины, которое строится на градациях темно-зеленых, сине-зеленых, изумрудных, оливковых, желто-зеленых цветов и оттенков. В образах женщин чувствуется возврат к условности и обобщенности “Гобелена”.

Борисов-Мусатов заканчивал “Изумрудное ожерелье” в Подольске, под Москвой, куда он в конце 1903 года переехал из Саратова. Близость к Москве была крайне важна для него. Уже в течение ряда лет он был признанным лидером, идейным руководителем и одним из организаторов выставок Московского товарищества художников, прогрессивного объединения, вокруг которого постепенно начинают группироваться молодые последователи Борисова-Мусатова — выходцы из Саратова Павел Кузнецов, Уткин, Матвеев и их друзья Сарьян, Сапунов, Судейкин, Арапов. Известность Борисова-Мусатова растет. Появление на выставках “Гобелена”, “Водоема” и других картин привлекает внимание художественных кругов, хотя пресса продолжает относиться к его живописи скептически.

В 1904 году в Германии с большим успехом проходит персональная выставка Борисова-Мусатова; весной следующего года его произведения, в том числе и “Водоем”, экспонируются в парижском Салоне Национального общества изящных искусств, а сам художник избирается его членом.

Несмотря на это, материальное положение Борисова-Мусатова остается тяжелым. Лишь в последние годы жизни коллекционеры начинают приобретать его картины. Покупает несколько акварелей и Третьяковская галерея в Москве.

Еще одно произведение Борисова-Мусатова развивает и завершает искания, начатые в “Изумрудном ожерелье”. Это “Реквием”, большая тонко проработанная станковая акварель, посвященная памяти близкого друга Борисова-Мусатова Н.Ю. Станюкович. Глубокая скорбь художника по прекрасному, безвременно умершему человеку вылилась в “Реквиеме” в отвлеченные, классические формы. Несмотря на тщательность прорисовки, женщины “Реквиема” превращены Борисовым-Мусатовым в тени; заменяя живой образ символом, он ближе, чем когда-либо ранее, подходит в “Реквиеме” к символизму в его мистическом преломлении. “Реквием” был написан в Тарусе, маленьком городке на берегу Оки, где Борисов-Мусатов провел весну, лето и осень трагического и героического 1905 года. Он был далек от вмешательства в общественную жизнь, если это не было вызвано интересами творчества. Но, живя в почти сельской тишине, куда доходили лишь слухи о забастовках, о крестьянских волнениях, он лихорадочно читал газеты и ждал наступления “Российской республики”, как он писал А. Бенуа. И отнюдь не случайно, что художник именно в этот год обратился к пейзажу, олицетворяющему в его представлении Россию...

И в прежние годы он не раз писал живую природу, — это были то этюды к картинам, то самостоятельные пейзажи и изображения цветов. Но вершины в пейзажной живописи Борисов-Мусатов достигает в последние месяцы своей жизни. В акварели “На балконе. Таруса”, в пастелях “Куст орешника” и “Осенняя песнь” природа как бы растворена в чувстве художника. Необычайно простые по композиционному решению, с ясно ощутимыми ритмами линий и красок, полные прозрачной голубизны и бледного золота осени, эти произведения — прекрасные образцы открытого Борисовым-Мусатовым особого вида пейзажа — декоративного пленэра.

Борисов-Мусатов скончался неожиданно, 26 октября 1905 года, и был похоронен в Тарусе, на высоком берегу Оки. Через несколько лет на могиле был поставлен памятник работы его друга и почитателя, прекрасного русского скульптора А. Матвеева. Спящий мальчик на саркофаге — память о том, как когда-то в Саратове Борисов-Мусатов пытался спасти тонущего ребенка. Вместе с тем, это напоминание о бессмертной красоте человека и его творчества.

Известие о смерти Борисова-Мусатова прошло почти незамеченным. Но постепенно к художнику пришла настоящая известность. Весной 1906 года на выставке “Мира искусства” в Петербурге произведениям Борисова-Мусатова был отведен целый зал. В 1907 году в Москве, а в 1908 году в Петербурге прошла ретроспективная выставка его работ. В статьях и книгах были сделаны попытки определить место Борисова-Мусатова в русском искусстве.

Но по-настоящему память о нем продолжала жить в искусстве целой плеяды прекрасных живописцев. В творчестве мастеров, объединившихся вокруг выставки “Голубая роза” (1907), а впоследствии ставших крупными советскими художниками — Павла Кузнецова, Уткина, Сарьяна, их друга Петрова-Водкина, в разной степени и у каждого по-своему, возрождается композиционная построенность картин Борисова-Мусатова, их логичность и эмоциональность, живет умение чисто живописными средствами достичь подлинной высокой поэзии.

Использованные материалы:
- Борисов-Мусатов.//Автор вступительной статьи и составитель альбома А.А. Русакова. - Л.: Худож.изд-во "Аврора", 1975.
- В. Борисов-Мусатов : Из собрания Государственной Третьяковской галереи.//Автор-составитель И.М. Гофман. - М: "Изобразительное искусство", 1989.
- Савельева Е. Дом, удобный для вдохновения. - Памятники Отечества: Сердце Поволжья. - М.: Памятники Отечества, 1998.

© Молодежный Информационный Центр, Центральная городская библиотека г. Саратова
Использование материалов со ссылкой на источник.
Hosted by uCoz