География История Экономика Образование Культура Личности

Медведев М.Е.


М. Медведев – знаменитый русский тенор.
Это артист в полном смысле слова.

Из письма
П.И. Чайковского Шуберту,
директору Пражского оперного театра

...Отец настаивал, — сын должен стать кантором, но Михаил Ефимович Медведев страстно стремился по-настоящему учиться пению. После долгого и отчаянного сопротивления отец, наконец, уступил, сам удивленный этим обстоятельством...

Медведев поступил в музыкальное училище в Киеве, где он учился сначала у госпожи Коллер, затем у Кравцова. Приходилось рассчитывать только на свои силы: отец, сельский священник, не мог материально поддержать сына. К полуголодному существованию, правда, Медведеву было не привыкать, но нужно было регулярно вносить деньги за обучение. Юноша пел в хоре, не гнушался никакой работой, но все равно жил впроголодь...

Неизвестно, как сложилась бы дальнейшая жизнь Медведева, если бы не счастливое стечение обстоятельств: в Киев приезжает знаменитый Н.Г. Рубинштейн, объезжавший провинциальные города в поисках талантливых учеников для открытой им Московской консерватории. Уже первые звуки голоса Медведева решили его судьбу, — Рубинштейн сразу разглядел ярчайшее дарование худого, нескладного, плохо одетого молодого человека. Он увозит Медведева в Москву, поселяет у себя в доме, кормит, одевает его, сам занимается с ним всеми теоретическими предметами.

Михаила Ефимовича принимают сразу на третий курс консерватории в класс профессора Джакомо Гальвани, обрусевшего итальянца. Все ученики зовут его просто Яковом Николаевичем.

Успехи молодого певца были столь значительны, что в первый год пребывания в консерватории Медведеву поручается партия Ленского. Опера разучивалась под руководством Н.Г. Рубинштейна, Все основные партии исполняли ученики профессора Гальвани: М. Климентова (Татьяна), С. Гилев (Онегин) и другие. П.И. Чайковский, присутствовавший на первом спектакле, состоявшемся 17 марта 1879 года на сцене Малого театра, остался весьма доволен всеми исполнителями.

В 1881 году Медведев с блеском оканчивает консерваторию. В выпускном ученическом спектакле он поет партию Флорестана в опере Бетховена “Фиделио”. “Медведев проявил прекрасный голос, хорошо обработанный профессором Гальвани”, — пишут “Русские ведомости”. И хотя в первых публичных отзывах на выступления молодого певца мы не найдем еще хвалебных строк о его драматическом таланте, такие слова не заставят себя ждать. Ведь сценическому мастерству Медведев обучался у одного из лучших артистов Малого театра И.В. Самарина, воспитавшего целую плеяду превосходных драматических артистов, среди которых достаточно назвать Г.Н. Федотову.

Еще учась в консерватории, Михаил Медведев рвался на сцену. Видный антрепренер И.Я. Сетов сразу увидел в начинающем певце задатки большого артиста и заключил с ним трехлетний контракт. Однако Н.Г. Рубинштейн, увидев этот контракт, в гневе разорвал его и запретил Медведеву до окончания курса даже думать об оперной сцене.

После окончания консерватории Медведев дебютирует 16 августа в Киеве в партии Сабинина (“Иван Сусанин” Глинки). Началась полная волнений артистическая деятельность Медведева. Города, оперные антрепризы, сцены меняются с калейдоскопической быстротой. В репертуаре Медведева появляются все новые и новые партии. Память его изумляет даже видавших виды оперных дирижеров. Осенью 1884 года М.Е. Медведев поет в Одессе в собственной антрепризе. Дебютирует он здесь 5 сентября в опере Монюшко “Галька”. Уже 7 сентября в “Ведомостях Одесского градоначальства” — восторженная рецензия: “Мы смело заявляем, что такого Йонтека, как Медведев, Одесса никогда не видела и едва ли когда-нибудь увидит: прекрасный обширный голос, необычайно нежный и серебристый, очаровательная фразировка, осмысленное исполнение, редкая теплота и задушевность — вот основные качества этого выдающегося артиста, которому, несомненно, предстоит блестящая будущность”.

И все же первая антреприза двадцатипятилетнего артиста “приказала долго жить”, оставив Медведеву в наследство громадный долг в 100 тысяч рублей (!) и... массу благодарственных адресов и отзывов от публики.

Сезон 1885/86 года Михаил Ефимович поет в Большом театре. Дирекция императорских театров заключает с Медведевым выгодный для него контракт на три года, но в провинции ему предлагают гонорар значительно больший, и Медведев... покидает сцену Большого театра: долги за неудачную антрепризу висят над ним дамокловым мечом. Опять замелькали перед ним различные города... Таганрог, Тифлис, Нижний Новгород, Казань, Симбирск, Самара. Екатеринбург, Саратов...

Отличный прием у москвичей будто вдохнул в Медведева новые силы. Он сам чувствовал: голос окреп, стал предельно послушен ему в любой партии, он мог выразить им малейшее душевное движение. Единственно, что настораживало в этот период, так это его собственная излишняя горячность на сцене. Он так быстро и естественно перевоплощался в изображаемый персонаж, так входил в роль, что нередко замечал ослабление внутреннего контроля над ровностью звука, несколько раз необходимое по роли волнение героя необъяснимо туманило ему голову, мешало петь... Правда, слушатели пока этого не замечали. В дальнейшем Медведеву самому удалось несколько приглушить излишнюю эмоциональность, найти так необходимую любому музыканту меру включенности в образ и постоянного, строгого контроля над всеми сторонами исполнения.

Медведев относился к славе довольно спокойно и только работал все больше и одержимее, будто стараясь оправдать все высокие слова в свой адрес.

В сентябре 1889 года в Киеве на спектакле “Евгений Онегин” присутствовал сам Чайковский. Петр Ильич был так растроган исполнением Медведева, что публично обнял его, выходя на вызовы публики, а затем подарил Михаилу Ефимовичу свой портрет, написав на нем: “Первому Ленскому”.

Композитор присутствовал и на премьере в Киеве “Пиковой даны” 19 декабря 1890 года, он же настоял, чтобы для премьеры этой оперы в Большом театре на роль Германа был обязательно приглашен именно Медведев. Опера в сезоне 1891/92 года выдержала 20 представлений с неизменным успехом. Таким образом, Медведев вновь оказался на императорской сцене — сначала в Москве, а затем, в сезоне 1892/93 года, и в Петербурге. В Петербурге Медведевым спеты партии Синодала (“Демон” Рубинштейна), Пророка (“Пророк” Мейербера), Хозе (“Кармен” Бизе), Отелло (“Отелло” Верди), Финна (“Руслан и Людмила” Глинки).

И все же, несмотря на громадный успех, которым сопровождались спектакли с участием Медведева, он вынужден вернуться обратно в Киев — уж очень отрицательно сказывался сырой петербургский климат на голосовых связках певца. Вновь — репетиции, спектакли и опять репетиции. Летом Медведев с различными оперными труппами колесит по России. Окружающие часто удивлялись: откуда у Медведева такой неистощимый запас сил, и нервных и физических. Ведь он на протяжении долгих лет не отдыхал, все поет, поет... На эти вопросы Михаил Ефимович не мог никогда ответить, он только смущенно улыбался. Театр захватил его безраздельно, целиком, он не оставляет времени ни на что другое: спев Канио в “Паяцах”, он тут же учит партию Нерона в опере А. Рубинштейна. Летом же, после окончания сезона, Медведев или сам организует труппу, или же входит в состав, уже набранный другим антрепренером, и все начинается сначала: города, репетиции, спектакли... И ведь действительно не уставал, даже намека на усталость не испытывал!

…Сразу по приезде в Саратов, еще до революции, Медведеву пришла в голову счастливая, на его взгляд, мысль — организовать акционерное общество по постройке настоящего оперного театра на полторы-две тысячи зрителей с общедоступными ценами. И место уже начал присматривать с помощью своих учеников, и доклад думе готовил, в котором просил отвести участок под будущий театр бесплатно, чтобы в дальнейшем он стал собственностью, города. Но нужен ли был купцам и хлеботорговцам оперный театр? Так же, как им нужна была консерватория! Шансонетки, низкопробный балаган — вот что им надо! Проект Медведева был провален…

Но сам он не сдается, к тому же революционная действительность заставляла мыслить по-другому. Пусть Саратов еще не имеет постоянной оперной труппы, но классическая музыка ни в коем случае не должна уступать своих позиции, она должна бороться за слушателей. Медведев связывал большие надежды с возможностью создать в по-настоящему новый, молодежный оперный театр. Медведеву хотелось добиться такой государственной дотации, чтобы можно было давать оперные спектакли бесплатно или за самую мизерную плату, тем самым, приблизив музыку к широким народным массам. Даже невзирая на голод, подведший живот Поволжью, на холод и разруху, он был уверен, что рано или поздно все поймут, что без искусства, без его высшего проявления — музыки — человечество жить не в состоянии.

А сколько сразу после революции раздавалось недальновидных голосов, предлагавших вообще закрыть музыкальные учебные заведения, будто бы являющиеся “рассадниками буржуазной культуры”! И как были посрамлены эти перегибщики после национализации театров, учебных заведений, музеев, когда в залах появился новый слушатель, бедно одетый, но с такими горящими жаждой познания глазами, что и Медведев, и разделявшие его взгляды профессора Саратовской консерватории, не жалея сил, включились в пропаганду музыкального искусства.

Учащихся и преподавателей консерватории теперь нередко можно было встретить в красноармейских клубах и рабочих общежитиях не только Саратова, но и Балашова, Вольска, Покровска. Михаил Ефимович, например, скрупулезно отбирал вокальный материал для показа в рабочих аудиториях. Произведения должны были быть прежде всего высочайшего качества — романсы Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Рахманинова, арии и дуэты из опер Бородина, Чайковского, Мусоргского, Верди. Очень внимательно Медведев подходил к подбору текстов, — стихи должны быть только самые лучшие, доходчивые, не требующие от слушателя специальной подготовки. Все, не обладающее ясностью, образностью, красочностью, отметалось им безжалостно!

Медведев вместе с профессором А.М. Пасхаловой уже давно вынашивал еще один план: добиться принятия художественным советом решения об открытии в консерватории класса камерного пения, необходимого всем без исключения певцам. Профессора составили и план обучения, и программу, рассчитанную на три года. Директор — великолепный виолончелист и умный, понятливый человек — С.М. Козолупов поддерживал их начинание. Медведев был твердо убежден, что без камерного пения любой вокалист — музыкант лишь наполовину!

Как пригодилась Михаилу Ефимовичу любовь к камерному пению, когда он в 1898 году отправился на целый ряд концертов в Северную Америку и Канаду. Успех Медведева был столь велик, что он пробыл там почти два года. Помимо концертов Михаил Ефимович пел и в оперных спектаклях... Города наперебой приглашали его к себе, пресса захлебывается от восторга: “Самая сильная сторона искусства Медведева, лучше всего объясняющая его огромный успех, это чувство, вложенное в каждую ноту... Публики собралось так много, что полиция должна была водворять порядок, а пожарные следить за безопасностью здания” (“The Commercial Adverster”, Нью-Йорк).

Медведев с честью представлял в Северной Америке русское искусство, знакомя заокеанских слушателей с романсами Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Рубинштейна, Бородина, Кюи, Римского-Корсакова.

Начав работать в Саратовской консерватории, Медведев оставляет оперную сцену. И лишь однажды, 25 марта 1915 года, он в последний раз поет Германа в “Пиковой даме” Чайковского... Поет в своей антрепризе, поет, чтобы выручить своих товарищей. Театр был заполнен до отказа. Публика очень тепло приняла Медведева, поднесла ему серебряный венок. После каждой сцены вспыхивали рукоплескания, выносились цветы, слушатели отдавали дань восхищения “лучшему Герману”. Как заметили газеты, “время наложило печать на его голос, но подкупала искренняя игра...”. Так произошло прощание Медведева с оперной сценой.

Кстати, вопрос о введении класса камерного пения был положительно решен художественным советом консерватории. А.М. Пасхалова и М.Е. Медведев торжествовали!

Энергичным, деятельным, живым, и запомнили Медведева его многочисленные ученики, среди которых достаточно назвать имена Г.С. Пирогова, А.И. Мозжухина, С.Ю. Левика, Ф.С. Мухтаровой, М.М. Скибицкой, А.Д. Каратова, чтобы понять, каким талантливым педагогом был М.Е. Медведев.

Осенью 1924 года Саратовская консерватория была временно преобразована в музыкальный техникум, но почти все педагоги вуза, включая и Медведева, остались на своих местах. К этому времени Михаил Ефимович носил звание заслуженного профессора. Он, как и прежде, отдавал все силы педагогической работе, но силы его уже были далеко не беспредельны.

В ночь на 1 августа 1925 года Медведев скончался от паралича сердца. В некрологе, напечатанном в саратовской газете “Известия” за 2 августа, подчеркивалось, что “Медведев принадлежал к самым выдающимся артистам русской оперной сцены. Превосходный, редкой красоты голос... сочетался в нем с музыкальностью и большим драматическим талантом. И еще до того, как оперные новаторы выдвинули требование “музыкальной драмы”... Медведев в своей сценической работе шел от этих принципов. Как от Шаляпина пошли все оперные Борисы Годуновы, так от Медведева — Германы”.

Похороны Медведева были грандиозными. Его в городе отлично знали и очень любили. Похоронная процессия растянулась на большое расстояние — от Крытого рынка до консерватории.

Ныне имя его упоминается все реже и реже. А ведь М.Е. Медведев — не только “первый Ленский”, не только “лучший Герман”! Трудно переоценить его роль в пропаганде творчества русских композиторов среди широких слоев населения России и за границей. Тринадцать последних лет жизни он посвятил нашему городу, Саратовской консерватории, развитию и становлению оперного дела в Саратове.

Теперь в оперных залах, на концертной эстраде нашей страны звучат уже голоса музыкальных “внуков” и “правнуков” Медведева.

Использованные материалы:
- Ханецкий В. Первый Ленский. - Годы и люди. - Саратов: Приволжское книжное издательство, 1983.

© Молодежный Информационный Центр, Центральная городская библиотека г. Саратова
Использование материалов со ссылкой на источник.
Hosted by uCoz